Форт Байяр в России

Форум сайта «Форт Байяр в России»
Текущее время: 14.12.17 11:51

Часовой пояс: UTC+04:00




Начать новую тему  Ответить на тему  [ 14 сообщений ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Рассказы-фанфики о Форте Боярд
СообщениеДобавлено: 31.03.13 20:10 
5
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18.06.10 12:44
Сообщения: 563
Пол: женский
Откуда: Санкт-Петербург
Творчество у поклонников Форта многогранно: рисунки, макеты, стихи... А как насчёт фанфиков?
У меня уже написано несколько штук, которые я периодически буду выкладывать сюда. :roll: Надеюсь, никто не против такой темы?
У кого тоже есть, я думаю, можно их отправлять сюда же. ;)


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы-фанфики о Форте Боярд
СообщениеДобавлено: 6.04.13 17:21 
5
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18.06.10 12:44
Сообщения: 563
Пол: женский
Откуда: Санкт-Петербург
Раз никто не против такой темы, то я, пожалуй, опубликую здесь один мой рассказ. :wink: Всего лишь мой полёт фантазии из сферы "что бы было, если...", только размер большой. :roll:

Незваные гости
Герои: два грабителя, Фелиндра, Лябуль, Ратман, Патрис (Хозяин Форта), Мастера Игры
Год событий: 1995 (то бишь 6 сезон французской версии)


Предупреждение: Все характеры выдуманы создателями игры и дополнены мной: к реальным людям они не имеют отношения

Форт Байяр владеет несметным количеством золота, как всем известно, за которым едут со всех краев Земли. Прибывшие в форт должны пройти цикл испытаний и приключений, чтобы выяснить, достойны ли они его.
Но, к сожалению, не каждый был готов добыть золото честным путем.
Это случилось в 1995 году. Была обычная ночь. Воды Бискайского залива, наконец, нашли умиротворение и спокойствие. Обитатели форта давно улеглись спать. Не спали лишь тигры, гуляющие по Сокровищнице, охраняя золото форта, и один из Мастеров Игры, который прохаживался по коридорам старинной крепости, словно тень.
Тем временем, к форту плыл чей-то катер. Плыл он медленно, создавалось впечатление, будто в катере намеренно не хотели мешать звуками мотора спать жителям Байяра. Катер затормозил у наружной каменной лестницы форта. По ней поднялись двое в черных банданах, скрывающих их лица. Один из них попытался открыть дверь, ведущую внутрь форта. Тщетно. Паспарту каждую ночь запирал эту дверь. Но форт не охранялся, так как его обитатели были полностью уверены, в том, что если чужаки и проникнут в форт, то за золотом, а тигры, точнее, тигрицы, просто так его не отдадут в чужие руки. Их рык как сигнал тревоги будет слышен на весь Байяр.
Однако те самоуверенные парни, думая, что они самые крутые и умные и все предусмотрели, решили обойти все препятствия всему вопреки. Они отмычками взломали дверь и, воодушевленные идеей, шагнули за порог.
Грабители прошли к решетке, преграждающим им путь в Сокровищницу. Тигры почувствовали чужих и устремили взгляды на решетку. Грабитель, чей рост был заметно выше, чем у другого, схватил приятеля за руку и отвел в сторону.
- Вот черт! Они нас заметили, - шепотом произнес он. - Они бы сейчас рыкнули и перебудили б всех в округе... А решетку без ключей не поднять, и искать их ой как долго...
- Да ну их, эти ключи! - заявил второй грабитель. - Не за этим пришли. У меня есть другой вариант.
Схватив валяющийся на полу возле бочек канат, он помчался к лестнице на второй этаж.
- Стой! Ты что? - еле сдерживая себя от крика, сказал с укором первый.
Ему ничего не оставалось, как бежать за другом. Тигры, почувствовав неладное, подошли к решетке и настороженно всматривались в глубь форта. Уже на втором этаже грабители привязали один конец к ограждению, а второй спустили в Сокровищницу.
- Не очень хорошая идея, - прошептал один, на что второй ответил:
- Рискнем, раз приплыли сюда. Я пошел, пока тигры не заметили.
Потихоньку он начал спускаться вниз по канату, словно гусеница по травинке. Но тигры заметили его, как он и боялся, и злобно зарычали, показывая свои белые острые клыки. "А-а!" - инстинктивно вскрикнул грабитель и повис на канате. Одна из тигриц, грозно рыча, ухватилась когтями передних лап за конец каната и начала его раскачивать. От страха, вмиг охватившего его, грабитель стал лесть обратно наверх.
- Быстрее, Жиль, нас сейчас заметят! - занервничал высокий грабитель и тряс нервно кулаками.
Чутье не обмануло его. Мастер Игры во время ночной прогулки уже давно приметил незнакомцев в форте, потому он спустился во внутренний двор, соседний с Сокровищницей, чтобы ударить в колокол. Как только Жиль успел подняться к своему другу и перелесть через ограждение, звуки колокола разнеслись по сонной крепости.
- Все из-за тебя, Жиль!
- Из-за меня? Зачем же согласился на это предприятие?!
В Сокровищницу из-за потайной двери вбежала Фелиндра с хлыстом в руке.
- Здесь были воры? - спросила она тигриц. Те подняли головы и глазами указали на канат.
- Ясно! - вскричала укротительница. - Тревога! Тревога! Продолжайте звонить в колокол!
Грабители к тому времени бежали сломя голову к лестнице. Звон колокола резал им слух. А Фелиндра через черный ход под решеткой Сокровищницы выбежала во внутренний двор к тому месту, где висели тросы для приключения "Катапульта". В этот миг туда же вбежали неудавшиеся воры.
- А! Вы! Стойте! - закричала Фелиндра и взмахнула хлыстом, подчинявшимся лишь ей одной.
Конец хлыста зацепил ногу Жиля, и тот распластался с криком на полу. Подоспевший вовремя Лябуль успел схватить убегающего друга Жиля и уложить на пол. - Ага, попался, негодяй! Бежать бесполезно, вам место в темнице. Во внутреннем дворе собрались все обитатели Байяра. Лябуль поднял обоих грабителей с пола, взяв их за воротники, как котят за шкирку, как только к нему подошел Хозяин Форта Патрис.
- Итак, что происходит? - задал он вопрос, пристально глядя в глаза задержанных.
- Эти двое собирались похитить наше золото, - сурово произнес Лябуль и стал трясти пойманных неудачников.
- Мои тигрицы вовремя позвали меня, - высказалась Фелиндра. - В колокол звонил Мастер Игры, - она кивнула идущему к толпе Мастеру.
- Мастер Игры, будьте добры, снимите с этих людей платки, - сказал Патрис, взмахом правой руки указав на лицо одного из парней.
Мастер Игры выполнил приказание. На Патриса смотрели по-настоящему запуганные лица, когда-то сиявшие излишней самоуверенностью. Патрис думал над тем, что сказать этим типам, внутри он кипел.
- Лябуль, отведи их в темницу. Мы с вами там поговорим, - проговорил он, сдержав себя от грубых слов. Лябуль потащил своих пленников в темницу, которые еле плелись за ним.
- Выражаю благодарность Вам, Мастер, и тебе, Фелиндра, - Патрис кивнул им, искренне благодаря их.

***
- Ну, Жиль, теперь скажи мне, только честно! Что теперь с нами будет?! - вскипел первый грабитель.
- Кристоф, я прекрасно понимаю твое негодование, - спокойно произнес второй, - но, заметь, нас еще не четвертовали и даже не загрызли тигры, потому не советую тебе паниковать.
- Не советует он, - буркнул про себя Кристоф. Он трясся от страха и ходил от одного угла камеры к другому. Жиль придвинул маленькую скамеечку к противоположной стене, встал на нее и ухватился за решетки окна полукруглой формы.
- Эй! Есть тут кто?
- Я здесь, и что? - раздался сердитый голос Лябуля.
Лябуль сидел на табуретке, прислонившись спиной к двери из камеры. Его долг - охранять пленников, однако в мыслях он хотел бы наказать их по полной.
- Господин Лябуль, а Вы не знаете, что с нами будет? - спросил Жиль.
- Это не мне решать, - ответил сурово Лябуль, скрестив руки. - К вам вот-вот придет сам Хозяин Форта! Вот он и решит вашу судьбу.
По лестнице со второго этажа к Лябулю спустился Ратман, как всегда облаченный во все черное, с белой крысой на плече. Он спустился так тихо, что Лябуль не сразу заметил его, а, заметив, вздрогнул в неожиданности, которой в душе жутко постеснялся.
- Патрис говорит, он будет через десять минут, - сообщил Ратман.
- Отлично, - без радости пробормотал Лябуль. - Вот-вот и решится ваша судьба, голубчики! - обратился он к пленникам и постучал кулаком по двери.
Ратман заглянул в окно камеры, в котором возникла лохматая голова Жиля.
- А, господин Ратман? Вы с ним беседовали? Он... что-то предпринимает?
- Для начала он хочет с вами серьезно поговорить, - ответил Ратман. Белая крыса на его плече запищала ему в ухо.
- Что, моя сладкая? - спросил Ратман, погладил крысу по спинке, и она пропищала вновь. Она лезла мордочкой прямо в ухо Ратману. - Ты правда так считаешь? - Крыса пискнула.
- Моя крыса, - перевел Ратман, - хочет, чтобы они прошли цикл испытаний как все.
- Не согласен! - возмутился Лябуль. - Они не захотели сразу их проходить. Значит, их надо наказать!
- Лябуль, - Ратман встал в ступоре, - если тебе скажут "Накажи их!", ты их с удовольствием накажешь. Оно заранее было понятно. Но если, - заметил он, - есть способ дать шанс, необходимо его предоставить.
- Ты веришь крысам, а не реальной жизни? Я-то, бывший моряк, знаю настоящую жизнь!
- Лябуль, тихо, Патрис идет, - громким шепотом сказал Ратман и отпрянул от окна камеры.
Шаги на лестнице. Сердца пленников сковались от мучительного ожидания. Шаги становились громче. Пришел Патрис. Минуту в размышлении он постоял на последней ступеньке, а Ратман, стоящий рядом, не постеснялся почитать мысли Хозяина Форта.
- Так, нежданные гости, - Патрис подошел к окну, за которым в ожидании его вердикта стояли Кристоф и Жиль, - вы решили обойти законы форта. Вы возомнили себе, будто легко обведете нас вокруг пальца! Это форт Байяр. Прибыли сюда - соблюдайте правила. Вы же их нарушили, и теперь вы в очень трудном положении...
Патрис прислонил кулак к подбородку и погрузился в себя.
- Патрис, я предлагаю дать им шанс на спасение, - предложил Ратман.
- Говорю сразу, я против, - запротестовал Лябуль и отвернулся от Ратмана.
- Хм, шанс, говоришь? - глаза Патриса блеснули хитрым огоньком. - Это идея. Форт жесток, но справедлив. Лябуль, выпусти их и приведи в Зал Совета.
- Патрис, а как же мои крысы? Они бы могли...
- Не они, а ты, Ратман. В данном случае тебе доверять нельзя, ты им телепатически скажешь, что делать, как ты хочешь. Мастера Игры честнее проведут игру.
Лябуль отпер дверь из камеры и повел пленников, грубо толкая их, в Зал Совета.

***
- Я прошу игры, Мастера!
Один из Мастеров Игры открыл крышку стола. На нем лежали два листа бумаги, сложенные в форме самолетиков, а посередине стола находилась горелка, которую Мастер Игры зажег, как только Патрис подвел пленников к столу.
- Каждый из вас пройдет свою дуэль. Для вас условия таковы: в наказание вы все равно отсидите срок, зато в дуэлях вы можете сократить его, если выиграете. Если вы одерживаете победу, просидите в нашей камере всего месяц. Если нет... останетесь здесь до конца жизни.
- Ой! - воскликнул Кристоф.
- Эта дуэль Ваша, - сказал Патрис. - Начинайте. У кого огонь погаснет, или бумага догорит полностью, тот и проиграл.
Мастер Игры и Кристоф подожгли бумагу. Напряженная борьба началась. Бумага у каждого горела ровно. Оглушающая тишина парализовала Кристофа, он в упор глядел лишь на пламя. От волнения по лбу Кристофа пробежала капелька пота. Мастер Игры казался невозмутимым, ведь скрывающая его лицо маска не давала увидеть его эмоции и чувства. Он даже мог на мгновение показаться статуей. Данные сравнения заставляли бедного Кристофа нервничать ещё больше.
Бумага горела, огонь загадочно танцевал перед глазами... Треск, с которым горела бумага, давил на уши... Кристоф совершенно не понимал, сколько эта дуэль уже длится...
Неожиданно для себя он заметил - огонь у Мастера постепенно гаснул и, в конце концов, совсем потух. Кристоф закричал от радости.
- Здорово! - он положил бумагу на подставку на столе. - Благодарю Вас, Мастер, спасибо Вам, Патрис, - он поклонился Мастеру и Хозяину Форта.
- Теперь Ваша очередь, Жиль, - Патрис повернулся к другому Мастеру Игры, щелкнул пальцами, и он открыл крышку стола.
На выбранном столе лежали палочки. Их двадцать штук, разложены они в один ряд. Жиль встал напротив Мастера, а Патрис объяснял правила:
- У вас будет логическая дуэль. Каждый из вас может взять одну, две или три палочки за один ход, берите их по очереди, пока не останется одна единственная. Кому она достанется, тот и проиграл. Начинайте. Первый ход Ваш, Жиль.
- Спасибо, что даете мне шанс, - ответил Жиль, передвинув три палочки к краю стола, возле которого стоял.
Соперники в дуэли, Жиль и Мастер постепенно опустошали подставку для палочек. Временами Жилю приходили на ум мысли о том, какое же это мрачное и жуткое место, особенно если горят всего три факела во всем огромном зале. Он тряхнул головой, стараясь не думать о посторонних вещах: его задача на данном этапе жизни - победить.
Когда оставалось перед ним шесть палочек, он понял, что где-то Мастер допустил ошибку: у него появился реальный шанс победить. И Жиль воспользовался промахом Мастера, немедля, - он взял одну палочку.
Мастер Игры недовольно рыкнул, взял три палочки, а Жиль забрал две.
- Поздравляю, - сказал Патрис.
- Йес! - воскликнул Жиль и хлопнул в ладоши.
- Мастер, спасибо за игру. Жиль протянул руку Мастеру Игры, однако тот не протянул своей, лишь пробубнил что-то, расстроившись из-за поражения.
- Понимаю Вас, но что поделаешь, - Жиль пожал плечами. - Ну, теперь нам обратно? В камеру?
- Да, - спокойно ответил Хозяин Форта. - Только согласитесь, месяц лучше, чем целая жизнь.
- Конечно, - вздохнул с облегчением Кристоф.
Лябуль, наблюдавший за процессом дуэлей во тьме Зала Совета, повел пленников обратно в темницу, крепко держа их за руки.

***
Уже в камере, уставшие пленники уснули мертвым сном. Дождавшись того момента, Лябуль оставил свой пост и отправился искать Патриса, чтобы задать все еще мучивший его вопрос.
Патрис стоял возле решетки Сокровищницы, любуясь огнями от факелов. Лябуль обнаружил его там.
- Лябуль, а почему ты не в темнице?
- Патрис, позвольте спросить Вас, зачем вы дали им шанс? Мне не понятен Ваш поступок.
- Видишь ли, Лябуль, я посчитал, что они достойны шанса. Они не успели и не смогли даже ступить в Сокровищницу. И один из них был настолько напуган своим арестом, а другой настолько трезво смотрел на ситуацию, что я дал им шанс. Они усвоили урок. Это невероятно, но так оно и есть! И они будут примером для всех, кто захочет незаконным путем заполучить золото Байяра. Вот почему я так поступил.
Патрис поднял глаза на небо. Оно светлело с каждой минутой. Необычная ночь уходила в прошлое...

____
Копию рассказа также можно обнаружить здесь. :roll:
Принимаю любую критику.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы-фанфики о Форте Боярд
СообщениеДобавлено: 6.04.13 19:28 
5
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27.03.12 18:49
Сообщения: 859
Пол: мужской
Откуда: Оттуда
Так скажем, забавно, особенно герои в новом свете.
Немного "тягучий" фанфик получился (хотелось кульминации). :) Наверное потому, что знаком с уже с большинством твоих рассказов, хочется чего-то нового.
По сюжету - мне особенно понравилась концовка. Только вот странно одарять Лябуля голосом. Я бы течение жизни в форте не трогал. :wink:


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы-фанфики о Форте Боярд
СообщениеДобавлено: 6.04.13 19:42 
5
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18.06.10 12:44
Сообщения: 563
Пол: женский
Откуда: Санкт-Петербург
FB2012_Voronezh писал(а):
Только вот странно одарять Лябуля голосом. Я бы течение жизни в форте не трогал. :wink:

А мне кажется, вся фишка как раз в том, что персонажи молчат при игроках, но весьма общительны в обычной жизни, то есть, имеют голос. Но это моя фантазия, я так считаю. :)
Кстати, я прочла твой комментарий на том сайте, спасибо. ;)


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы-фанфики о Форте Боярд
СообщениеДобавлено: 14.04.13 16:05 
Администратор
Администратор

Зарегистрирован: 29.11.03 03:10
Сообщения: 919
Пол: мужской
Откуда: Протвино
Молодец. :) Обязательно продолжай.
Я сам примерно в этом же возрасте что-то очень похожее сочинял. И, кстати, в основном действие тоже в 1995 году происходило и чуть ранее. В моём случае это объяснимо — как раз этот сезон по НТВ показывали. Интересно, а здесь чем выбор такой обусловлен? :)


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы-фанфики о Форте Боярд
СообщениеДобавлено: 14.04.13 16:27 
5
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18.06.10 12:44
Сообщения: 563
Пол: женский
Откуда: Санкт-Петербург
Grisha писал(а):
Молодец. :) Обязательно продолжай.
Я сам примерно в этом же возрасте что-то очень похожее сочинял. И, кстати, в основном действие тоже в 1995 году происходило и чуть ранее. В моём случае это объяснимо — как раз этот сезон по НТВ показывали. Интересно, а здесь чем выбор такой обусловлен? :)

Спасибо за оценку! :Rose:
Мне кажется почему-то, что в том году было особенно много персонажей, следовательно, и интересных историй. :) Но я не всегда про 1995 год пишу. :) Кстати, вот здесь у меня ещё несколько рассказов есть, список которых там же и пополняю. Могу и здесь опубликовать, если хотите. :)


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы-фанфики о Форте Боярд
СообщениеДобавлено: 7.06.13 12:20 
0

Зарегистрирован: 30.05.13 13:49
Сообщения: 12
Пол: мужской
Katze97,мне очень понравился рассказ. :newyear: Где можно ещё почитать ваши творения? можно опубликовать ваше произведение в моей группе "http://vk.com/keysfromafortbyar"?


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы-фанфики о Форте Боярд
СообщениеДобавлено: 7.06.13 12:31 
Администратор
Администратор

Зарегистрирован: 4.09.03 01:00
Сообщения: 1189
Пол: мужской
sasha130601 писал(а):
в моей группе "http://vk.com/keysfromafortbyar"?

Уберите, пожалуйста, из Вашей группы все тексты, взятые без разрешения с нашего сайта.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы-фанфики о Форте Боярд
СообщениеДобавлено: 7.06.13 12:56 
5
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18.06.10 12:44
Сообщения: 563
Пол: женский
Откуда: Санкт-Петербург
sasha130601 писал(а):
Katze97,мне очень понравился рассказ. :newyear: Где можно ещё почитать ваши творения? можно опубликовать ваше произведение в моей группе "http://vk.com/keysfromafortbyar"?

Спасибо! :Rose: Рада, что понравилось.
Вот здесь ещё есть: http://seacat2401.diary.ru/p186577480.htm
Я разрешаю. Копируйте. ;) Только не забудьте указать автора. :)


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы-фанфики о Форте Боярд
СообщениеДобавлено: 11.09.13 11:10 
5
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18.06.10 12:44
Сообщения: 563
Пол: женский
Откуда: Санкт-Петербург
Надеюсь, никто не будет против, если я опубликую ещё один рассказ здесь. :) Осторожно: большой размер! Может показаться немножечко специфичным, но не смогла удержаться.

Тигриный бумеранг (или Полосатый рейс по-боярдовски)
Герои: Фелиндра, Ратман, Пират Жаба, Патрис, Лябуль... и тигрицы (В эпизодах Паспарту, Сандрин, Профессор и Пенелопа)
Год событий: 1995

:idea:: Имена тигриц могут не совпадать с именами тигриц 6 сезона.

Предупреждение: Все характеры выдуманы создателями игры и дополнены мной: к реальным людям они не имеют отношения

Четыре тигрицы, охраняющие сокровища форта Байяр, были лучшими подругами Фелиндры. Они словно маленькие котята любили играть с ней и как верные друзья слушались любого её приказания. Охранять золото – значит, охранять. Идти в клетки, чтобы игроки спокойно выложили на полу ключевое слово – значит, идти. Тигрицы слушались Фелиндру всегда!.. Или почти всегда. Когда в поединке между верностью и любопытством побеждает любопытство, не обращая внимания на ещё спокойные просьбы Фелиндры, они делают своё.
Иногда эти любопытные полосатые существа подумывали о том, как бы поглядеть на форт за решёткой Сокровищницы. Что там, за пределами? Только чувство долга перед Фелиндрой удерживало их от данного поступка – побега из Сокровищницы. Хотя, нет, не только это. Зачем им убегать? Фели их кормит, любит, ухаживает за ними. Им и так хорошо. А когда ещё и золото сыплется в «волшебной клетке», то это настоящее развлечение для тигриц, напоминающее процесс просмотра кинокартины. Блеск золотых монет манит не только людей. Поэтому жаловаться большим кошечкам не приходилось.
Тем не менее, произошла одна невероятная история, которую в наши дни обитатели Байяра вспоминают как настоящее приключение уже для них самих.

Часть 1.
Келья испытания «Бочка с порохом». Повсюду ящики, бочки и валяющиеся на полу обрывки канатов и верёвок. Было тихо. Даже слишком. Для этой кельи.
Воздух был пропитан гарью. Небольшая дымка помимо естественной темноты кельи создавала эффект плохой видимости.
Снаружи послышались шаги. Излишний запах гари заставил обладателя шагов остановиться возле двери кельи. Дверь отворилась, тихо скрипнув. В келью ступил Ратман, как всегда занавесив лицо капюшоном. Он сморщился от ударившего ему в нос запаха и быстро шагнул вперёд, заметив на одной из бочек горящую свечу.
Не успел он дотронуться до двери, чтобы прикрыть её, как из-за неё выскочило что-то тонкое и длинное, обернулось вокруг голени ноги Ратмана и резким движением уложило его на пол прямо туда, где пол был устлан матом. Всё это произошло за одну секунду – Ратман даже вскрикнуть не успел.
Ещё некоторое время Ратман пролежал на мате, приходя в себя. Тонкая полоска соскользнула с ноги. Над головой Ратмана, поднимающегося с пола, пронёсся удивлённый и винящий себя возглас Фелиндры:
— Ах, чёрт! Прости, Ратман, я не тебя хотела… вот так!..
Ратман поднялся окончательно, отряхнул с одежды частички пороха и вновь накинул на себя слетевший ранее капюшон.
— А кого ты хотела? – спросил Ратман, чего и следовало ожидать.
— Патриса, — бросила Фелиндра.
— Что? Зачем?
— Он себе много стал позволять, — заявила Фелиндра, гладя свой длинный хлыст. – Конечно, он Хозяин Форта, он самый главный, но иногда он забывает, что на самом же деле мы все равны в Байяре. Вот скажи мне, Ратман, — Фелиндра пристально вгляделась в глаза собеседника, — вот кто ему позволил оскорблять моих тигриц?
— Ну, это ты зря, — заметил Ратман. – Это он со злости сказал, что они у тебя «мяса не доедают». Они, как и Патрис, ведь выражали досаду, что игроки забрали золото не совсем честным путём, вот и всё.
— Не всё. Допустим, но Патрис зря недооценивает меня.
— Хе, по-моему, после того, как ты заставила его стоять среди тех самых тигриц на основании этой золотоносной конструкции, он тебя очень даже ценит!
Фелиндра с ухмылкой и недоверием в глазах на мгновение отвернулась. Свечка на бочке продолжала бесшумно мерцать.
— Кстати! – снова вспомнил кое-что Ратман. – А ты не боишься, что твои кошечки убегут из Сокровищницы?
— Нет, не боюсь, — самоуверенно ответила Фелиндра и захлопнула дверь из кельи. – По тайному ходу они не пройдут: они просто не влезут в него. А, чтобы просто следить за ними, я на стрёме поставила Жаба.
Ратман прыснул со смеху.
— Жаба?! Фели, это самоубийство – Жаба на стрёме! Он сам что угодно натворить может.
— Нет, — Фели улыбнулась. – Жаба хоть и шутник, но не дурак. Ты решил, что он может выпустить их наружу? Вряд ли. К тому же, он наверняка уже сбежал.
Друзья засмеялись. При всей нетерпеливости в характере Жаба озорной пират мог так поступить.
— Ратман, — продолжая улыбаться благодаря возникшему хорошему настроению, сказала Фелиндра, — не надейся меня отговаривать. Восприми это как розыгрыш.
— Жаба из тебя не получится, — заметил раззадорившийся Ратман.
— Естественно! Жаба – наш мастер приколов, а мы чем хуже, спрашивается?
— Мы?
— Ведь ты же мне поможешь?
— Э-э…
Ратман не успел ответить – Фелиндра, услышав шаги снаружи, цепкой рукой схватила его за воротник и отвела быстро в сторону. Укротительница прижалась спиной к стене. Ратман последовал её примеру.
Дверь распахнулась. Вошедший шмыгнул носом из-за запаха гари, к которому Фелиндра и Ратман уже привыкли. Открытая дверь скрывала двоих друзей от взора вошедшего, сделавшего ещё шаг вперёд. По светло-коричневому костюму в стиле 18 века и светлым седым волосам они поняли, что это Патрис.
Фелиндра, обнажив зубы в каверзной улыбке, приготовила хлыст. Ратман сморщился от волнения, стараясь быть неслышимым как его мыши.
Раз! – Фелиндра взмахнула хлыстом, обмотав его концом ногу Патриса, дёрнула хлыст на себя, и Патрис повалился на мягкий мат. Хозяин Форта мигом приподнялся, тряхнув ногой, и, вобрав в голос всю злость, выпалил:
Это что такое?!
— Уважаемый Патрис, — Фелиндра вышла из тени. – Никогда не оскорбляйте моих тигриц.
Патрис шумно выдохнул, словно бык на корриде, и мгновенно сменил гнев на милость:
— Ладно, прости меня, я тебя понял. Только дай руку, пожалуйста.
Фелиндра властно посмотрела в лицо Патрису, сверху вниз, как на одну из своих тигриц, и протянула ему руку. Патрис схватил её, встав на одно колено.
— Ах ты, моя тигрица! – засмеялся Хозяин Форта и шутки ради ущипнул Фелиндру за предплечье. – Теперь мы квиты!
Патрис ущипнул её ещё раз, как кошка цапнула бы за палец, и Фелиндра, отскочив, случайно задела ногой бочку, с которой горевшая свечка упала на пол.
Крупицы пороха на каменном полу засверкали красными искрами. Фелиндра, ужаснувшись, отпрянула от бочки, а Ратман, выскочивший из-за двери, толкнул с силой Патриса в грудь и вдавил его в мат с криком: «Ложи-и-ись!»
Бах! Бочка разлетелась в щепки, разбросав остатки пороха в разные стороны. В углу закашляла, лёжа на полу, Фелиндра. Ратман вскочил на ноги и ринулся топтать искрящийся порох, чтобы не воспламенились соседние бочки и ящики. Шутки с порохом и огнём всегда кончаются скверно, иногда с лёгкими последствиями, а иногда и с тяжёлыми.

***

А пока в «пороховой» келье происходили данные события, пират Жаба смылся с поста, как и догадывалась Фелиндра, и, задумав очередную пакость, направился к келье Хозяйки Форта Сандрин.
Сандрин безмятежно сидела возле окна и вышивала бисером. Вышивала башню Старца Фура. Её занятие и шум волн за окном навевали умиротворение и блаженство. Сандрин кротко улыбалась, довольная этими тихими минутами.
И в этот момент в келью к ней прокрадывается Жаба, держа в руках огромного, толстого, жёлтого питона. Пират на цыпочках подошёл к сидящей на стуле спиной к нему Сандрин, раскрыл рот, смешно зашевелив усами…
— А-а-а! – зарычал он.
Сандрин вскрикнула, выронив вышивку из рук, но не спешила оборачиваться. Лишь когда она выдохнула, разозлённая тем, что её побеспокоили столь бесцеремонным образом, она круто обернулась. Увидев же питона на близком расстоянии, она вновь закричала, на сей раз охваченная паникой:
— А-а! Уйди! Убери его! – Сандрин замахала руками, закрыв глаза и мотая головой.
— Ладно-ладно, ухожу! – неестественно извинился Жаба и отшагнул назад.
Сандрин тряслась со страха – она панически боялась змей всегда. Даже пребывание в Байяре не вылечило её от жуткой фобии. Сандрин прикрывала лицо руками и сквозь пальцы укоризненно глядела на пирата, не спешившего, однако, уходить.
— Уйди! – дрожащим голосом произнесла она. – Срочно унеси его!
— Ну, да, я же сказал!.. – Жаба отступил ещё на шаг назад.
Из-за двери возникла большая рука, которая, цепко схватив пирата за плечо, вывела его из кельи, и мощный голос Лябуля «Так, что ты ещё натворил?» обрушился на Жаба. Сандрин вздохнула с облегчением, закрыла глаза и от пережитого стресса положила руки на подоконник, а голову на руки.
Лябуль, не отпуская плечо Жаба, отвёл затейника подальше от кельи.
— Ты что творишь? Как тебе не совестно! – вспылил старый моряк. – Ты ведь знал, как Сандрин боится змей! Зна-ал!
— Но я… — пытался оправдаться Жаба.
— Подлец – вот ты кто! – Лябуль высыпал на него и кучу других выражений. – Ещё одна подобная выходка – на сутки посажу в камеру, понял?
— Но…
Пространство пронзил звон колокола, громкий и яростный. Лябуль и Жаба подбежали к перилам коридора этажа с видом на внутренние дворы.
Всеобщему шоку не было предела. Решётка Сокровищницы была поднята, а в самой Сокровищнице посреди плиточных букв стояли лишь две тигрицы. Остававшиеся в святой святых форта кошечки рычали на кого-то снаружи. Им в ответ слышались рычания сбежавших тигриц.

***

Из «пороховой» мигом выскочила Фелиндра, перевесившись на перилах, ахнула и кинулась к лестнице. Патрис и Ратман выбежали из кельи следом, но догонять Фелиндру не стали.
Сверху представилась следующая картина: на бочке стоял Паспарту и звонил в колокол; две тигрицы в Сокровищнице тихо рычали, будто уговаривая беглянок вернуться или сдерживая себя от побега; а те самые беглянки бродили возле больших железных весов, куда Пасы во время игр сыплют собранное игроками золото, огрызаясь на подруг и гордо махая хвостами.
— Канджи! Кали! А ну назад! – крик Фелиндры разносился по всему форту.
— Паспарту! – позвал друга сверху Патрис. – Как они сбежали?
— Они нашли тайный рычаг! – продолжая трясти язык колокола, прокричал Паспарту.
Чтобы открыть или закрыть Сокровищницу при вставленных в скважины ключах, существуют два рычага: первый находится возле решётки снаружи, второй – в самой Сокровищнице, и им пользуется лишь Фелиндра. Видимо, Канджи или Кали научилась от неё пользоваться им, когда сидела в клетке и сквозь решётки следила за укротительницей.
Пока Фелиндра сломя голову мчалась по лестничным пролётам, Канджи и Кали метнулись в сторону страховочных тросов Катапульты в центре форта, а Паспарту, резво соскочив с бочки, с помощью первого рычага опустил решётку – а то вдруг и прочие тигрицы убегут? Однако, пока опускалась решётка, под ней уже успела проскочить тигрица Индра. Заметив её, две первые беглянки исчезли где-то на верхних ступенях лестницы, соседней к той, с которой секундой спустя, взволнованная и растерянная, выскочила Фелиндра. Она заметалась на месте, оглядываясь по сторонам: все три убежавшие тигрицы пропали.
— Паспарту, где они?!
— Наверх убежали! – откликнулся Паспарту.
Фелиндра нервно создала злую гримасу и принялась выискивать взглядом виновников произошедшего.
— Жаба! – её взгляд поймал стоящего у перил второго этажа пирата, всё ещё находящегося в компании Лябуля. – Я кому говорила стоять на страже? Погляди теперь, что из-за тебя вышло! Что ты ещё натворил? – Фелиндра кричала, гневно размахивая руками.
Не дожидаясь ответа, она быстрым шагом направилась к соседней лестнице.
Лябуль, к временному счастью пирата, резко отпустил плечо Жаба, но как только он повернулся к нему лицом, это временное счастье испарилось. Пошевелив бровями, тюремщик форта Байяр дал Жаба понять, что «ещё одна подобная выходка» уже свершилась.
— Ты что, серьёзно? – воскликнул Жаба.
Лябуль молча зажал в кулаке его руку и силой повёл нового пленника к лестнице. Жаба тщетно кричал и отпирался:
— Нет-нет! Пусти меня! Больше не буду, честное слово!..

Часть 2.
Шли минуты. Фелиндра бегала по форту в поисках тигриц, которые как в воду канули, будто их и не было никогда. В целях безопасности обитатели заперлись в своих кельях. Кроме Ратмана – он посчитал своим долгом помочь Фели в поисках.
Между тем Канджи, оторвавшись от Фелиндры и своих сородичей, спряталась в келье под кодовым названием «Беговая дорожка». Беговая дорожка была на время выключена. Вёдра висели над ней не заполненные. Канджи обнюхала всё, что только находилось в келье, в том числе и кнопку, которую она ткнула носом, дав ход дорожке. Тихий звук, издаваемый дорожкой, так и манил большую кошечку. Канджи сначала боязливо лапала несущуюся поверхность дорожки, пугаясь того, что каждый раз её лапа хочет уехать от неё. Вскоре, поняв смысл данного устройства, Канджи вскочила на дорожку и стала бегать, словно она одна их тех отчаянных игроков. Она получала несметное удовольствие от процесса – интересное событие в жизни не может не вызывать удовольствия.
Но наслаждения сбежавшей тигрицы прервались скрипом двери: Фелиндра её обнаружила!
— Ах, вот ты где! – пытаясь улыбаться, проговорила укротительница и ловким взмахом хлыста нажала его концом на кнопку. Дорожка остановилась, Канджи тоже.
— Домой, Канджи, слышишь? Домой!
Канджи притворялась, что не слышит, уставившись в одну точку, а именно в поверхность дорожки.
— Пойдём назад. Понимаешь? – Фелиндра поймала рукой размахиваемый Канджи хвост и потянула к двери. Канджи упрямо фыркала, но Фелиндра сумела вытянуть подопечную за пределы порога кельи, а уже в коридоре Канджи засопротивлялась.
— Не смей даже думать о побеге, пошли, — говорила Фелиндра, подкрепляя слова взмахами хлыста по сторонам. Канджи послушно поплелась за Фели. Укротительница на время успокоилась.
Но не тут-то было! Оказавшись возле решётки Сокровищницы, непослушная тигрица рванула прочь, заставив Фелиндру погнаться за ней. Снова лестница, снова коридор второго этажа. На этом этаже орудовал Ратман, вышедший безрезультатно как раз из очередной кельи.
— Ратман! В сторону! – увидев впереди товарища, закричала Фелиндра. А на него уже мчалась вновь убежавшая Канджи.
Ратман вовремя прижался к стене, как мимо него промчался полосатый вихрь, а затем (к удивлению Фелиндры) он накинулся на спину этого вихря. Крысолов стиснул кожу тигрицы, пытавшейся освободиться на бегу от внезапно возникшего на спине груза. На повороте на очередную лестницу, Канджи затормозила лапами и сумела-таки скинуть с себя Ратмана, который в связи с резким торможением, крича, полетел с этажа вниз.
Фелиндра кинулась к перилам, сперва хлестнув по лапе Канджи, уже надоевшей убегать и теперь смирно сидевшей возле перил, признавая вину за содеянное.
Ратман валялся на животе среди мешков с мукой, тихо стонал, пытаясь подняться. Не будь во внутреннем дворе этих лежащих мешков, чтобы перенести их на кухню, ещё неизвестно, как именно отделался бы бедняга крысолов.
— Живой? – перевесившись через перила, крикнула Фели.
— Живой, — сумев перевернуться на спину, ответил Ратман.
— Сможешь подняться?
— Э-э, ещё не знаю, подожди…
Покувыркавшись минуту среди пыльных мешков, бедняга сумел встать на ноги. Только тогда Фелиндра выдохнула с облегчением и, ругая Канджи, повела её обратно.
— Больше ничего без меня не предпринимай, ладно? Сейчас я за тебя отвечаю, пока эти плутовки на свободе, — сказала, уходя, Фелиндра Ратману, который отряхивался от муки и пыли.
Ратман пожал плечами. Фелиндра действительно при Патрисе взяла всю ответственность на себя, в том числе и за Жаба, которого, однако, настигло наказание Лябуля, и за Ратмана, согласившегося помочь укротительнице. Не смотря на то, что после падения со второго этажа у Ратмана ломило всё тело, он чувствовал нечто вроде гордости за то, что помог Фели, и это чувство заглушало телесную боль.
Пока Фелиндра заводила Канджи в Сокровищницу, её законное место, Ратман заковылял к крысиному лабиринту с живущими там любимчиками Ратмана, то есть, к камере под лестницей, где сидел наказанный Жаба.
Жаба насвистывал главную мелодию передачи. Охранял его, прижав дверь из камеры, тюремщик Лябуль. Он убедил всех, что даже тигры, вольно гуляющие по всему Байяру, не смогут освободить его от этого поста, а потому у Жаба не было ни единого шанса улизнуть из камеры.
Вот при таком складе вещей застал Ратман эту враждующую парочку.
— Стережёшь преступника? – заметил он, когда подошёл ближе к окну из камеры.
— Стерегу, — холодно ответил Лябуль.
— Ратман, спаси меня! – послышался пискливый голос из камеры.
— А ты поможешь поймать Индру и Кали? Не будешь отлынивать?
— Всё сделаю, только выпусти меня!
— Не поможет он, — отрезал надежды Жаба на свободу Лябуль. – Ты наказан на сутки, понял?
— Не понял! – огрызнулся Жаба, возникнув за решётками из темноты камеры.
Ратман просунул руку сквозь решётки и, взяв пирата за воротник, заставил его подойти ближе к решётчатому окну. Пират Жаба неподдельно испугался этого жеста, редкого для Ратмана, испугался и того пронизывающего взгляда Ратмана, который он устремил в его глаза, но, услышав в своей собственной голове голос крысолова-телепата, успокоился, что его схватили за воротник не для того, чтобы в очередной раз отругать.
«Хочешь выбраться?» — говорил этот голос в голове.
«А как иначе?» — искренне признался проказливый пират.
«Тогда я попробую отвлечь чем-нибудь Лябуля, а ты беги, когда он отойдёт, и чем быстрее ты исчезнешь, тем лучше. Встретимся в келье «Столба», а потом выйдем искать тигриц, если всё получится. И только посмей улизнуть!» — Ратман затеребил воротник.
— Чего ты там ему в голову мыслишь, Ратман? – оборвал телепатическую цепочку Лябуль, хлопнувший телепата по спине.
— Так он тебе и скажет! – снова нагрубил тюремщику Жаба. Ратман в который раз дёрнул пирата за воротник и закончил мысль:
«А то напущу тебе в камеру своих крыс! Сиди и молчи, я сам вытащу тебя», — и воротник Жаба вмиг освободился.
Слышались звуки опускающейся решётки Сокровищницы. Фелиндра вот-вот должна отправиться на поиски остальных больших кошек, смекнул Ратман, и он обещал ей помочь («Вот только тело продолжает ныть, ну, ничего, я и боль преодолею ради Фели»). А он здесь торчит с Жаба, с этим несносным озорником, которому ничего доверить нельзя без угроз. Пора действовать!
— Да так, — сказал Ратман Лябулю, вспомнив его последний вопрос. – Тоже погрозил расправой.
— Молодец! – в таком же тоне ответил Лябуль.
И, между прочим, Ратман не солгал.
Жаба нервозно обтирал прутья решётчатого окна и жалобно, словно собака, выпрашивающая что-то вкусненькое, смотрел на Ратмана.
— А я со второго этажа свалился, пока… пока за Канджи гнался, — как бы невзначай сказал Ратман, потирая поясницу. – Фелиндра видела.
— О! – протянул Лябуль. – И как ты после этого ходишь! Верно, ноги ломит.
— Так и хожу, — слегка пошатнувшись на месте, ответил Ратман.
— Да тебе срочно к врачу нужно обратиться, нашему, который с телевидением приехал и остался у нас.
— Обойдусь, — махнул рукой Ратман, и той же самой рукой он прислонился к стене. Лябуль обнаружил, что Ратман потихоньку терял сознание, и вскочил с бочки, на которой сидел, прижимая дверь.
— Нет-нет, не вздумай отключаться! – Лябуль подхватил падающего Ратмана и уложил его на пол. – Ну вот! Будь ты моряком, как я, дольше бы продержался, но ты не моряк.
Ратман то закатывал глаза, то открывал их вновь.
— Э-э, ладно тебе, сейчас приду в себя, подожди… сейчас… Давай!!!
Неожиданный крик Ратмана стал сигналом для заточенного в камере пирата. Жаба отпрянул от окна и в следующую секунду уже выскочил из камеры, предварительно пнув дверь ногой, и бросился бежать со всех ног. Бочка, служившая табуреткой Лябулю, снарядом полетела в сторону. Ратман, также резво поднявшись на ноги, отбежал от тюремщика. Операция заняла около трёх секунд, не дав Лябулю вовремя сориентироваться, что происходит. Когда же Лябуль понял, что дал бежать тому, кого так долго желал надолго засадить, он вспылил и попытался всю злость вылить на Ратмана, но тот устремился прочь, стараясь не обращать внимания на боль во всём теле. Телепат чуть не споткнулся о бочку, прелестным пинком Жаба откинутую на метр от двери. Яростный Лябуль ринулся в погоню.
Между тем Фелиндра, осторожно поднявшись на второй этаж, застала эту картину погони по коридору третьего этажа форта Байяр и тихо захихикала над Жаба, бежавшего с невероятно уморительной рожей. Однако когда она уловила взглядом задействованным в преследовании Ратмана, она ужаснулась и зажала губы, думая, как помочь ему избежать наказания Лябуля.
«Ах! Вот бедолага Ратман! Зачем ты выпустил этого идиота?»
Ратман, бегущий гораздо медленней, чем мог бы, если бы Канджи не свалила его на мешки с мукой, уловил мысли Фелиндры и, почувствовав резкую боль в ноге, споткнулся и пал на колени. Жаба же быстрее молнии исчез за поворотом коридора. А сзади уже нагоняла цепкая рука правосудия Лябуля. Сердце стучало, лёгкие кололи, капюшон предательски слетел с кудрявой шевелюры.
— Лябуль? — окликнула тюремщика Фелиндра.
— Погоди! — чуть приостановившись, отозвался тот и ускорился.
А пока Фелиндра отвлекла Лябуля, Ратман пришёл в себя и, вскочив, успел прошмыгнуть за поворот коридора и за ещё один поворот, достигнув входа в нужную келью, где возле ждал внимания новый сюрприз.
У Ратмана окончательно сковало всё тело. В углу под дверью конечной кельи зажалась такая же перепуганная сумятицей, как и Ратман, тигрица Индра, шипя на крысолова, не зная, что от него ожидать, и готовая напасть при удачном случае.
«Что тебе надо? Не смей трогать меня, убирайся! Туда же, куда и твой приятель! Иначе наброшусь!» — думала Индра. У неё была причина так думать — она настолько редко видела Ратмана, чаще замкнутого в себе и предпочитающего общество крыс и мышей, что не догадывалась думать о нём положительно.
Сзади раздавались грозные шаги Лябуля. Ратман стоял как статуя. Он и не среагировал прежде, чем на его голову некто нацепил чёрный мешок и затащил его в келью испытания «Столб».
Заскрежетала задвижка. Перед Ратманом по-прежнему темнота, на этот раз непонятно, образованна ли она мешком или потемнением в глазах.
— Эй, телепат, — мешок сняли с головы, — очнись!
Чёрный мешок бросили на устланный жёлтой соломой пол кельи. На Ратмана, зажав его плечи, по-дурацки уставился пират Жаба. О самой келье нет смысла долго рассказывать: она всё та же, полупустая, с одним лишь окном, с кучей соломенных тюфяков в углу напротив двери и с деревянным столбом по левую руку на входе в келью.
— Ратман, смотри на меня! — Жаба легко пошлёпал своего спасителя по щеке. — Что встал там?! Нужно было быстрее сюда, она бы тебя не тронула!
Ратман оправился. От оцепенения не осталось и следа. Жаба узнал того самоуверенного Ратмана, пришедшего выручать его несколько минут назад.
— Спасибо! — выдавил из себя пират.
— Сам догадался поблагодарить меня?
— Ой, ну ладно тебе! А ведь я мог бы тебя привязать вот к тому столбу, но не стал этого делать! Я твой должник теперь, Ратман!
Тигрица Индра громко рыкнула за дверью. Рыкнула раз — и на этом всё кончилось. Индра вспомнила Лябуля, которого, однако, видела гораздо чаще и потому знала, что ей-то он ничего дурного не сделает. «Да, тихо, это я, спокойно, — шептал Лябуль, на которого продолжали смотреть недоверчивые глаза Индры. — Сиди, я тебя не трону».
Лябуль прокрался к двери, запертой на задвижку изнутри, дёрнул за ручку, что, естественно, не дало нужного результата. Эту временную задвижку изнутри присверлил Жаба именно на тот случай, если придётся прятаться от Лябуля или ещё кого. Подобная задвижка была, кстати, и в келье пирата Жаба. А поскольку она была «временной», она хлипко держалась на болтах, и в связи с этим фактом Ратману и Жаба пришлось удерживать дверь от мощного натиска Лябуля самим.
— А ну, открывайте дверь, живо! — ревел разъярённый тюремщик, стучал кулаками по двери, нервно и бесполезно дёргал за ручку, и в его голове постепенно рождались мысли о выламывании бедной деревянной двери, которая, в отличие от двоих спрятавшихся за ней приятелей, ничем не провинилась.
Ратман читал те свирепые мысли и нервничал. Его нервы на пару с Лябулем раздражала Индра, рычавшая от безвыходности и своего положения. Она не понимала, что происходит, что здесь делать ей, почему на неё не обращает абсолютно никакого внимания этот грозный толстяк, и в итоге рычала и шипела.
— Слышь, а ты правда слетел со второго этажа? — спросил Жаба, прижав всем телом дрожащую дверь.
— Да, — коротко ответил Ратман.
— А твой обморок? Тоже правда?
— Ну... почти.
Лябуль, по всей видимости, уходить не собирался, пока не достанет пирата и крысолова из кельи «Столба». Дверь становилось труднее удерживать с каждой секундой.
— Жаба, наше положение может улучшиться, — осенило Ратмана.
— Каким образом? — спросил Жаба, которого чуть не отбросило от натиска Лябуля вместе с Ратманом.
«Фели нас видела, — передал Ратман свои размышления. — Она должна явиться за нами. За мной точно. Она сможет всё уладить... А тут ещё Индра...»
«И Индру уведёт!» — заверил Жаба. Типичные Жаба энтузиазм и беспечность вернулись домой.
— О, кажется, я её слышу, — заговорил Ратман, уловив ухом голос Фелиндры: «Эй, Лябуль, что происходит, в чём дело?»
Лябуль перестал вламываться. Индра фыркнула и отвернулась.
— Индра! Ах, ты негодница, иди ко мне! — не то радость, не то гнев различался в возгласе укротительницы.
— Забирай её, — сказал Лябуль.
В отличие от Канджи, Индра покорно подошла к Фели. С Индры впечатлений достаточно.
— А где Ратман? — заволновалась укротительница. — Где Жаба?
— Да там они все! — Лябуль стукнул кулаком в измученную дверь кельи.
— Оставь их, — сказала Фелиндра, удерживая за загривок полосатую подругу. — Ты тогда помоги мне отыскать Кали. А с Жаба ты успеешь разобраться. Ладно?
Лябуль, нехотя, но покраснел: трудно отказать девушке в помощи.
— Помогу, моя милая Фели.
— Моя милая Фели! — передразнил Жаба и в сердцах высунул язык.
— А ты сиди там, уж теперь тебе не скучно будет! Не покинул бы пост, не мучился бы.
И непонятный скрежет снаружи прозвучал в завершение фразы Лябуля.
Шаги отдалялись. Жаба и Ратман спокойно отошли от двери.
— А инквизитор из него всё равно никакой! А, Ратман? — Жаба решил прибавить Ратману хорошее настроение и ловко накинул на него капюшон.
Ратман кое-как поправил сверху капюшон и не спешил радоваться:
— Погоди, Жаба, сначала выберемся отсюда.
Крысолов отодвинул задвижку, толкнул дверь... А дверь ни с места. Ратман несколько раз подряд толкал дверь вперёд, которая открываться не собиралась.
— Чёрт её дери! — вырвалось у Ратмана. — Он нас запер!
Жаба выругался более жёстко. Энтузиазм рассеялся в прах. Раскидывая ногами солому, пират закружил по келье. Ратман забрался ему в голову. В голове Жаба царил полный беспорядок мыслей.
«О, надо же, Жаба, ты думаешь!» — вбил мысль в мозги пирата Ратман.
— Да, я думаю, отстань! — вслух ответил Жаба.
«И где же твои безрассудные идеи, Жаба? Когда они позарез нужны, они отсутствуют в твоей мохнатой головке».
— Слушай, хватит, достал уже! — разозлился пират. — Убери свои мысли из моей головы!
Ратман пожал плечами и уселся под дверью. Круживший по келье, словно муха по кухне, и погружённый в размышления пират Жаба завораживал, как завораживал бы маятник старинных часов, готовых в любую секунду пробить определённое количество времени. Его усы, лохматые и оттого напоминающие метёлку, забавно шевелились на его верхней губе. Ратман попытался покопаться ещё раз в голове, однако постоянные ругательства и беспорядочные обрывки слов поднадоели телепату, и он предпочёл копаться в своих собственных раздумьях. Одно окно служило источником света, и единственный источник света постепенно и верно угасал — смеркалось.
— Тёмная ты лошадка, Ратман, однако! — отметил Жаба, непонятно, зачем.
Да, Ратман принадлежал к категории «незаурядных личностей». Его трудно охарактеризовать конкретно. Подлый? Злой? Глупый? Жадный? Никак нет. Хитрый? Чаще — да, но не всегда. Скрытный? Единственное определение, лучше остальных подходящее Ратману и не дающее развиться прочим определениям. Вот, пожалуй, всё, что можно в основном сказать о Ратмане.
— Ты к чему клонишь? — осведомился Ратман. Что-то в словах Жаба задело его самолюбие.
— А к тому, — Жаба сел на подоконник, — не смей говорить, что я один такой непредсказуемый в Байяре. Смотри на меня. В глаза смотри! Как ты это обычно делаешь! Третий этаж — это такая фигня! Такая фигня, что хохотать хочется. Тем более что падать не больно, земли внизу нет...
— Погоди, ты серьёзно, что ли?
— Не отводи взгляда! — протянул Жаба. Голос хитрый, заставивший Ратмана занервничать сильнее. — Прекрати во мне сомневаться.
Жаба бумерангом кинул широкополую шляпу в дальний угол кельи, обнажив копну лохматых волос неопределённого цвета, затем распростёр руки.
— Время пошло?
— Постой, нет!..
Но поздно. Жаба тёмным ангелом полетел вниз. Ратман высунулся в оконное отверстие, когда Жаба будто профессиональный прыгун в воду пронзил выпрямившими руками водную гладь и исчез целиком в белых брызгах. Ратман не отходил от окна, ожидая всплытия.
Жаба всплыл. Лицезрев его махающим рукой, Ратман облегчённо улыбнулся.
Жаба жестами показал Ратману, что плывёт к наружной каменной лестнице. Ратман кивнул в знак согласия. Пират кролем поплыл вдоль стен форта.
Ратману ничего иного не оставалось, как ждать.

Часть 3.
В Сокровищнице Индра воссоединилась с Канджи и оставшейся верной святыне Шоган. Решётка, скрипя, опустилась. Полдела сделано. Фелиндра провела рукой по вспотевшему лбу.
— Итак, на свободе остаётся Кали, — обратилась она к Лябулю. — Я предлагаю тебе обследовать третий этаж, чтобы ты был в то же время рядом с твоими пленниками, а я опять пойду на второй. Тебя устраивает такой расклад?
Лябуль хитро улыбнулся при словах «с твоими пленниками». Он согласился и довольно резвым шагом направился к лестнице.
День близился к ночи, и алый закат залил цветом бóльшую половину форта. Кали необходимо найти до захода солнца: Фелиндра не смела дать ей права разгуливать по форту ночью и часть утра, если же она оставила бы поиски тигрицы до утра.
Бедняга Ратман, который не прекращал чувствовать себя калекой, устроился на мягких соломенных тюфяках и экспериментировал с телепатией. Решив даже через расстояния подключиться к мыслям Жаба, он представил перед глазами его лицо. Мысли потекли рекой, но пока не несли ценности. Тогда Ратман представил образ Фелиндры. Где-то как раз слышался её голос, зовущий оставшуюся тигрицу.
«Ну, и где же эта негодница Кали? — думала Фелиндра. — Может здесь? Нет... Ах, я же забыла про террасу! А если она там?»
«Хочешь, я спрошу Старца Фура?» — услышала она голос Ратмана.
«Ратман! Как ты там, как Жаба?»
«Нормально. Наш старче и сейчас в башне, да? Ему сверху видно, есть ли Кали на террасе.»
«Давай. Хм, её здесь нет... Поднимусь я, пожалуй, к Лябулю...»
Полминуты спустя — Фелиндра уже на третьем этаже возле кельи Сумасшедшего Профессора. Может, он кого-то видел? Фелиндра постучала. Из кельи возник Профессор. Криво сидевшие на носу очки, взъерошенные волосы, потрёпанный жилет – всё тот же неуклюжий Профессор, которому за его неимоверные математические способности прощалась и неуклюжесть, и его особенное безумство.
— Профессор? Вы не…
— Ты уже нашла тигриц? – перебил её Профессор.
— Нет, я как раз ищу. Я хотела Вас спросить…
— Так ищи дальше и оставь меня, — и дверь захлопнулась перед носом Фелиндры.
— Нет-нет, подождите! — Фелиндра начала раздражаться.
Профессор вновь выглянул из кельи. Его растрёпанная голова, нервно как обычно, танцевала на шее.
— Вы выглядывали из кельи? Видели тигриц?
Профессор замотал головой и замахал руками.
— Нет! Не выглядывал, не видел, мне не до этого! У меня такая идея вертится, не хочу потерять её. Удачи! — и дверь захлопнулась вторично.
Фелиндра досадно махнула хлыстом по перилам. Внутри зазвучал голос Ратмана:
«Я узнал — Кали на террасе нет».
«Отлично! Но где же она?.. А! Я не тебе, Ратман. Страдаешь, наверное, у Столба. Жаба тебя достаёт?»
«Скорее, я его достаю. И, кстати, захочешь его увидеть — он сейчас появится у Катапульты».
«Что?» — подумала Фелиндра и инстинктивно выглянула во внутренний двор из сводчатой арки коридора.
Невероятная точность! Жаба в мокром костюме и свисающими на лоб волосами выскочил в поле зрения Фелиндры почти мгновенно с передачей мысли Ратмана.
Пират для начала осмотрелся. Лябуль не видел беглеца, ибо стоял спиной ко двору, и его тело было наполовину в келье испытания «Борьба в грязи». Тюремщик общался с Пенелопой. Жаба принял решение вовремя смыться, пока его не обнаружили, и проскочил на лестницу. Кошмар, эта практически винтовая лестница!
Фелиндра с досадой отвернулась, закрыв глаза ладонью.
«Ратман, — подумала Фели, — срочно передай ему, что, если застанет Кали, пусть стоит на месте, как башня Фура! Иначе она кинется за ним, решив, что он — добыча.»
«Будет сделано» — отозвался голос и умолк.
Фелиндра обернулась. Перед ней выросла фигура Лябуля, выяснившего, что к Пенелопе Кали не заходила и даже не скреблась под дверью кельи.
— Не грусти, отыщется Кали, — постарался быть вежливым с замучившейся Фели Лябуль. — Нет, я обязательно устрою этому... идиоту! Мало не покажется.
Его последние слова покрыл грозный рык. От рыка, явно изданного со второго этажа и именно тигрицей Кали, отделялся панический крик пирата Жаба, вскоре вылетевшего как ужаленный в центр форта. Вдогонку за пиратом через весь форт неслась огромная полосатая кошка.
— Проклятье, идиот! — воскликнул Лябуль. Легко представить себе, какое действие произвёл этот момент на Фелиндру, которая предупреждала пирата, причём не только сейчас через Ратмана.
К столбу арки третьего этажа возле лестницы был привязан канат на случай «быстрого спуска». Фелиндра ухватилась за спасательный канат и ловко скатилась вниз на второй этаж в то время, как Лябуль умчался к лестнице.
— Фелиндра, спаси меня! — орал Жаба, гонимый тигрицей Кали, устрашающе оскалившей острые белые зубы.
— Кали, стоять! — приказала Фелиндра и, когда Жаба проскочил мимо, преградила тигрице путь.
Взмах хлыста. Кали затормозила. Большая кошечка рычала и лапала длинный хлыст Фелиндры, недовольная прерыванием столь приятной погони.
— Сидеть! Не скаль мне зубы! — Фелиндра взмахнула хлыстом. — Пошли домой. Домой, я сказала!
Но Кали не сдавалась и не поддавалась укрощению. К тому же на лестнице запыхался Лябуль, к которому Фелиндра не подпускала её.
— Где он? — раздался возглас тюремщика.
— Не знаю, — ответила Фелиндра с полуоборотом к нему, — скорее, у кельи со «Столбом».
Лябуль, не вымолвив ни слова, снова стал подниматься наверх. В ноге Фелиндры потеплело от шерсти: Кали собралась бежать вслед.
— Стой! — Кали вмиг захватили за загривок.
Строптивая тигрица изворачивалась, как могла, царапалась, Фелиндра удерживала её, как хватало сил. А силы истощались и у Фели, и у Кали. Не сдержавшись, Кали легко кусила укротительницу за ногу, и соперницы повалились на пол. Фелиндра была повалена громадной массой полосатой кошки. Не будь она укротительницей, она бы задохнулась под тяжёлой Кали, но Фелиндра сумела выбраться из-под тигрицы, подобрать на полу потерянный хлыст и полоснуть Кали в наказание по лапам.

***

В заточении Ратмана ожидал приятный подарок. Жаба добрался до кельи, как и обещал, где продолжал сидеть Ратман, отодвинул злополучный засов и выпустил друга-крысолова из убежища, превратившегося для них обоих в ловушку.
— Выходи, быстро!
Ратман вышел с гордо поднятой головой в капюшоне.
— Добро пожаловать в Форт Байяр! За мной погоня.
— Опять? — опешил Ратман. — Теперь сам разбирайся! Я выхожу из игры.
— Как это «выходишь»? Игра не окончена, бежим за мной!
Ратману не дали выбора — его взяли под руку и поволокли. Жаба тяжело дышал («Проклятая лестница!» — подумал он по дороге), бежал сломя голову в неизвестном направлении и не отпускал от себя телепата, не осознавая, что развевающийся чёрный плащ телепата только привлекает к себе внимание.
— Жаба, пусти меня, — шипел Ратман и еле семенил ногами. – Отдельно друг от друга спрятаться надёжнее…
— Доверься! – в ответ хватка проказника-корсара лишь крепче стиснула Ратмана.
Ратман вспомнил про Кали. Он хотел напомнить о ней пирату, однако на бегу уловил взглядом Фелиндру, немного хромающую, зато проводящую мимо гонга смирившуюся «богиню Смерти», последнюю полосатую беженку. У Ратмана потеплело в душе: все тигрицы скоро будут в сборе.
Негодяи!!! – пронёсся взрыв гнева позади удравших из угловой кельи.
Жаба пискнул и ускорился, заодно волоча за собой крысолова. Две тени носились по форту туда-сюда, Жаба и не собирался останавливаться прежде, чем оторвётся от Лябуля, тогда, когда Ратман начинал выдыхаться.
Внезапно новая напасть — коридорный тупик. С одной стороны, придётся прятаться в одной из тупиковых келий. Но с другой стороны, редкие игроки, приезжающие в форт, в курсе о смежных дверях, благодаря которым можно проникнуть из одной кельи в другую, не используя коридоры снаружи.
Жаба был в курсе. Осмелев, он практически вломился в конечную келью, пересёк её, отворил следующую дверь, и повторяющийся ритуал продолжался бы ещё вечность.
Оказавшись в очередной келье, Ратман потерял терпение. Выскользнув из обхвата несносного пирата, бедняга крысолов метнулся назад к открытой двери, закрыл её на задвижку, затем обогнал пирата, пока тот не удрал, и также запер вторую.
— Эй, ты что? — завёлся Жаба.
— Хватит догонялки устраивать, — проговорил с одышкой Ратман.
«Действительно, зачем я тебя выпустил из камеры?» — мысленно укорял себя Ратман за безрассудный поступок.
Наконец, осмотревшись вокруг, разглядев обстановку, довольно шикарную для прочих келий, пират Жаба выпучил глаза и ударил себя по лбу, впав в ужас. Келья, в которой они оба очутились, была кельей Хозяина Форта Патриса.
— Дьявол, что ты наделал! — заныл Жаба. — Меня теперь пуще накажут! Это ещё хорошо, что его самого здесь нет... Что стоишь в ступоре? — Жаба грубо встряхнул Ратмана за плечи. — Кому ты ещё отправляешь мысли?!
— Ну, хватит зудеть, — Ратман состроил кислую мину. — Патриса здесь нет, так что спокойно...
— Спокойно? — Жаба отшатнулся к двери, через которую ещё не пробегали. — Нас вот-вот вычислят, Лябуль вон там, — он показал большим пальцем на последнюю дверь, — несётся, как бык... Вот-вот сожрёт нас! А ты мне даже спасибо не сказал за то, что я обнаружил ту кошечку!
— За что «спасибо»? Я же тебе говорил, что «стой на месте»! А ты рванул, вот и она за тобой. Не Лябуль, а Кали сожрала бы тебя!
А Жаба слушал и маячил перед Ратманом, раздражённый и частично подавленный. Ратман, отойдя в другой угол, стал налаживать телепатический контакт с Патрисом, чтобы определить его местоположение. Усталость либо после бега, либо после пережитого стресса мешала в подключении и давала помехи. Снаружи, за последней пройденной дверью громче и громче становился шум шагов.
— Ну, чего замолчал? — оборвал Жаба контакт окончательно.
Засов двери, возле которой стоял Жаба, отодвинут, а Жаба уже был готов натянуть ручку на себя и дать дёру. «Отойди от двери. И тихо стой, тихо!» — сказал Ратман в мозгу пирата. Пока ему хватало и психологического давления, хотя сейчас Ратман еле сдержался от того, чтобы, если не побить, но дать подзатыльник.
Жаба оторвал пальцы от ручки, напыжившись как гордый петух. Шаги утихли.
Оба не успели насладиться на короткое время возникшей тишиной. Кто-то толкнул снаружи дверь с отодвинутой задвижкой, сбив пирата с ног. Жаба уткнулся носом в пол, да так и остался лежать. С Ратмана сорвали капюшон и, уцепившись за него, затащили телепата в соседнюю келью, где его отшвырнули на мягкий мат («Специально подложили?»), словно плюшевую игрушку. Он слышал странные звуки, будто в келье Патриса происходила драка. Звуки замерли с эпической концовкой, которой послужил возглас Жаба «Эй, ты что? Повязала как опасного преступника!»
Ратман нашёл силы перевернуться на спину. Справа, завернув руки Жаба за спину и крепко держа их, стояла гордая женщина-борец Пенелопа, а над Ратманом склонялся сам Хозяин Форта, протягивая ему свою руку помощи. Ратман принял её.
— Поверить не могу, что ты купился на его мольбы, — упрекнул Патрис крысолова, теперь во весь рост стоящего перед ним.
— Я не купился, — отрезал Ратман. — Я сам его вытащил. Решил, что он искупит вину, если отыщет тигриц.
— И я бы отыскал! — вставил слово Жаба, висящий на руках Пенелопы и оттого выглядящий жалко. — Отыскал, если бы...
— Если бы Лябуль на время отстал бы от тебя, — закончил за пирата Патрис. — Я так и понял. Пенелопа, отведи его обратно в камеру.
Жаба застонал от жёсткого встряска и заковылял, управляемый позади Пенелопой, к следующей двери из кельи. Патрис дал знак Ратману оставаться на месте. Хозяин Форта прошёл в собственную келью, отодвинул задвижку второй запертой двери и выпустил замотавшегося Лябуля.
— Спасибо, Патрис. Где Жаба?
— Без пяти минут в камере, Лябуль!
Лябуль хлопнул в ладоши и потёр их. Патрис, почувствовав власть, вернулся к Ратману, ожидавшему свой приговор.
— Ратман, мне знакомы твои благие намерения, но они часто затмевают твой невероятно способный мозг, — Патрис дотронулся указательным пальцем до лба телепата. — Ты не бойся, к Жаба я тебя не посажу, тебе и так досталось. Но!.. — Патрис отошёл к Лябулю и по-дружески хлопнул его по плечу. — Я освобожу Лябуля от охраны, а охранять Жаба, в том числе и этой ночью, будешь ты.
Ратман прыснул со смеху. Он неоднократно выпускал из камеры пленников при помощи его друзей-крыс. Но наоборот, держать пленника под арестом и во что бы то ни стало не выпускать его стало для Ратмана новинкой за те годы, что он живёт в Байяре. С Хозяином Форта не поспоришь — придётся выполнять.

***

Когда эпопея с ловлей тигриц завершилась, солнце давно зашло за горизонт.
Жаба привели обратно к камере. Пенелопа раскрутила руки Жаба, повернув того к входу в камеру, красиво дала ему коленом под пятую точку и громко захлопнула дверь, пока Жаба валялся ничком на полу и, поднявшись, не застучал кулаками в дверь. «Пенелопа! Пусти! — взмолил Жаба. — Ты же не Лябуль, будь человечнее!»
Ему открыли, но отнюдь не Пенелопа стояла на пороге. Фелиндра собственной персоной! Теплилась надежда на вторичное спасение. Жаба оглядел Фелиндру. От внимания не ускользнула перевязанная бинтами правая нога ниже колена. Также пленника смутило лицо Фелиндры, уставшее, без определённых эмоций, и у Жаба так и не вышло определить, грустит ли она, сердится, а, может, просто вымоталась? До определённого момента.
— О! Фели! — воскликнул пират и перешёл на тон ниже. — Я нашёл тигрицу, искупил ли я вину?
В ответ он получил пощёчину.
— Почему ты не послушал Ратмана? — возмутилась Фели. Теперь стало яснее, в каком она состоянии. — Кали бы тебе в два счёта перегрызла глотку!
Фелиндра пошевелила правой ногой, открыто намекая, что именно из-за него нога перевязана бинтами. Фелиндре повезло: Кали не насквозь, но прокусила её. По причине этого, нога дьявольски болела, но не в характере храброй укротительницы жаловаться на боль.
— Каюсь, Фелиндра, каюсь, — промямлил Жаба, потирая раскрасневшуюся щеку. — Когда ты меня сможешь простить?
— Когда отсидишь срок.
Слабо улыбнувшись, Фелиндра погладила козлиную бородку пирата, будто гладила подбородок одной из больших кошечек.
— Наберись терпения. Ты же можешь!
Жаба искал подходящие слова в ответ, но Фелиндра, не ожидая их, захлопнула дверь и заперла на засов.
Следующие двадцать три часа и n-ное количество минут мучений предстояло провести пирату Жаба в мрачной, влажной, вонючей камере. Нет, насчёт «вонючей» — это перебор, только Жаба час от часу не легче. Игроки, возомнившие себя королями мира и приплывшие за лишним золотом, не он, мастер искусства розыгрыша и потомственный пират, должен здесь сидеть!..
Сквозь решётки окна просунули потрёпанную широкополую шляпу. Жаба просветлел, вспомнив, что бросил её в келье испытания «Столб». С ловкостью тигра он, исполненный радости, выхватил любимую шляпу из чей-то просунутой руки. За решётками послышался смех Ратмана:
— Да, ты забыл её в нашем логове!
— Ах, это ты, Ратман, — кисло проговорил Жаба, расправляя шляпу на голове. — Станешь стеречь меня здесь, как кошка мышку?
— Что мне ещё остаётся?
Ратман сложил руки на подоконнике и положил на них голову, с капелькой эгоизма наслаждаясь видом заточённого в камере шалуна-корсара, обидевшегося на телепата и отвернувшегося к стенке, когда он в заточении, а телепат — на свободе. Это он устроил Жаба западню с участием Патриса и Пенелопы, его мощный, способный на телепатию, мозг продумал операцию до мелочей. Безусловно, Ратман не простой крысолов, каковым кажется игрокам.
— Так не честно, — буркнул за стеной Жаба. — Тебе хорошо, ты не в камере, ты не страдаешь, как я.
Ратман задумался.
— Тебе станет легче, если я скажу, что я практически в камере вместе с тобой. Мне делать нечего, как тебя здесь стеречь круглые сутки и никуда не отходить.
Взрыв эмоций Ратмана явно произвёл впечатление на успевшего отчаяться Жаба. Пират внезапно расхохотался, чему Ратман сильно удивился.
— Почему смеёшься?
— Теперь и ты помучаешься! — не переставал смеяться Жаба.
— Да ну тебя!
Жаба повалился на пол, надрывая живот. Ратман терпеливо дожидался, когда он успокоится. Жаба продолжать действовать Ратману на нервы. Из камеры то и дело сыпались на Ратмана подколки и шуточные обзывательства.
— Слушай, хватит. Нашёл, над чем смеяться! Сейчас я тебе крыс запущу в камеру, если не прекратишь.
— Нет-нет! — заорал пират. — Без твоих грызунов обойдусь!
— Я уже пошёл…
— Нет, не ходи!
Так на следующий единственный день возникла новая достопримечательность Байяра – пират Жаба в камере с многочисленными крысами Ратмана, которых он ненавидел так же, как ненавидел Ратмана. Над ним смеялись, смеялись над его страхом. Свой страх он оправдывал любовью к всеобщему вниманию. В общей сложности он понимал, что заслужил это наказание. Впрочем… Наказание ли это, когда над ним, проказником и юмористом, смеются? Он больше получал удовольствие от заточения, чем страдал от страха перед невыносимыми крысами, снующими туда-сюда, и, тем более, от мук совести.
В противоположность Жаба, у Ратмана на душе был покой. Он помог Фелиндре. Да, вышло не совсем так, как он задумывал. Тем не менее, тигрицы в Сокровищнице, он, с честью или без чести, выполнил задание. И Фелиндра благодарила его за помощь. Это всё, что было нужно Ратману. А сутки пролетят - и не заметишь. Возможно, они ещё долго будут вспоминаться и навевать желание пережить их вновь. Кто знает.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы-фанфики о Форте Боярд
СообщениеДобавлено: 11.09.13 14:30 
3

Зарегистрирован: 28.04.12 14:27
Сообщения: 136
Пол: мужской
Браво! Но вот я не могу написать фанфик про Форт Боярд, потому что боюсь что напишу неправильно. Посоветуйте пожалуйста что-нибудь ,Katze97.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы-фанфики о Форте Боярд
СообщениеДобавлено: 11.09.13 14:57 
5
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18.06.10 12:44
Сообщения: 563
Пол: женский
Откуда: Санкт-Петербург
Дима, даже не знаю, что Вам конкретно посоветовать.
Я стараюсь ориентироваться на выпуски определённых сезонов, что есть там, на поведение персонажей, на факты за кадром (тигриц по имени никто не называет в игре, но их (по крайней мере, в период 2007-2009) звали именно так, как я писала в рассказе). Я даже на планы форта определённых годов смотрю, чтобы не ошибиться с номерами келий (да, в этом плане я не очень... :oops: ). :)

Кстати, выложить ещё один сюда по 2011 году? :roll:


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы-фанфики о Форте Боярд
СообщениеДобавлено: 11.09.13 15:02 
3

Зарегистрирован: 28.04.12 14:27
Сообщения: 136
Пол: мужской
Да, конечно выкладывайте!


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы-фанфики о Форте Боярд
СообщениеДобавлено: 11.09.13 19:45 
5
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18.06.10 12:44
Сообщения: 563
Пол: женский
Откуда: Санкт-Петербург
Фантазия от меня на тему, как могли появиться Хэллоуинский спец-выпуск в 2012 году и испытание "Особняк" в 2013. :)

Спиритический Хэллоуин
Герои: Бланш, Люсьёль, Паспарту, Цыганка, Пират Жаба, Оливье (Хозяин Форта) и др.
Год событий: 2011 (а также "воспоминания" о 1998 годе)


Предупреждение: Все характеры выдуманы создателями игры и дополнены мной: к реальным людям они не имеют отношения



Это был первый Хэллоуин Судьи Бланш в Байяре, впрочем, как и для её друзей Люсьёль и Леди Бу.
Старец Фура на радость всем наколдовал «фонарей Джека» на арках этажей, гирлянд, которые висели почти повсюду и мерцали бело-оранжевыми огоньками, и костюмов для обитателей. В итоге, все должны были к ночи сменить свою повседневную одежду на «нечто экстравагантное». Только сам Старец Фура отказался наряжаться по-страшному и остался в своём вечном образе, таком же вечном, как и он сам. Да и Оливье ограничился вставными клыками.
Утром Фура каждому раздал костюмы и наказал не показываться в них перед друг другом до захода солнца. А уже после заката начнётся «Вечеринка ужасов», как сказал Старец Фура. Название несколько пафосное, но… надо ведь как-то разнообразить повседневность!

Часть 1.
Условный 5 o’clock. Паспарту пил чай из красивой с золочеными узорами – видимо, взятой из очень дорогого сервиза, — сидя на подоконнике своей кельи. Рядом с ним в кресле-качалке, вытянув ноги в белоснежных сапогах, сидела Бланш с точно такой же чашкой чая в руках. Вместо светильника им была Люсьёль, сидевшая прямо на холодном полу, подогнув ноги, переливаясь в основном оранжево-красными огнями.
Вот так они тихо втроём сидели, вслушиваясь в шум волн за окном, пока Бланш тоскливо не вздохнула от скуки и не сказала:
— А вот интересно, раньше было здесь нечто подобное в Хэллоуин?
— Конечно, было! – вмиг оживился Паспарту. – Бывало, что без масштабов, но отмечали Хэллоуин по любому.
Паспарту допил чай и отставил чашку в сторону.
— Эх, никогда не забуду тот Хэллоуин 98-ого года… — ностальгически произнёс он.
— Почему?
— Потому что, на мой взгляд, круче того Хэллоуина я ещё не видел!
Бланш с жадным любопытством в глазах впилила взгляд в Хранителя Ключей. «И можешь ли ты нам рассказать, насколько крут был тот Хэллоуин?» Паспарту ломался – а, действительно, не рассказать ли им?
— Уговорила! Слушайте…

***

1998 год. Патрис всё ещё Хозяин Форта, а в самом форте первый год жила Цыганка. Всего несколько часов до Хэллоуина!
У Паспарту появилось желание сходить в гости в келью Цыганки. Уже стоя на пороге, он раз постучал в дверь. Нет ответа. Постучал второй раз. Аналогично. Паспарту переменил ноги и постучал ещё раз. Дверь резко приоткрылась, и оттуда выплыла увешанная золотыми браслетами ручка Цыганки.
— Кто здесь? – нежный голос рыжеволосой красавицы прозвучал шёпотом и оттого на мгновение показался ещё более прекрасным.
— Это я – Паспарту.
— Заходи, только тихо, — рука Цыганки поманила его в келью.
Паспарту вошёл, и Цыганка закрыла за ним дверь.
По центру кельи находился круглый деревянный столик, покрытый лаком, на толстой вырезанной ножке. Келья освещена свечами слабее, чем обычно. Паспарту заметил, хоть и не сразу, расположенную в центре того самого столика перевернутую тарелку, на которой не сложно было разглядеть латинские буквы вдоль края тарелки. Паспарту сглотнул.
— Это… то, о чём я думаю?
— Стол для спиритических переговоров, — пояснила Цыганка.
Недоумённый взор Паспарту заставил её продолжить объяснения:
— Я собираюсь устроить спиритический сеанс. Хочу пригласить тебя и ещё нескольких человек… Но Патрису ни слова!
— Ладно…
— И Старцу Фура тоже. И Сандрин! Я чувствую, они станут меня отговаривать, однако я устрою.
Паспарту боязливо глянул на столик, чувствуя неладное и что-то жуткое в этом с виду безобидном столике.
— Но ведь… это, должно быть, опасно. Ты когда-нибудь проводила подобные сеансы?
— Нет, по правде говоря, но я не раз участвовала в них, когда кочевала по миру с моими друзьями-цыганами. Так что доверься мне.
Воодушевляющий энтузиазм Цыганки подарил Паспарту надежду на благополучный исход предприятия.
— Ну что ты, Паспарту! – Цыганка засмеялась, видя растерянное лицо своего друга. – Сегодня же Хэллоуин. Пощекочем себе нервы, а потом всё пройдёт!
— Ладно, я приду, — успокоился Паспарту и расплылся в широкой улыбке. – С Пастамом!
— Приходите! Жду к 12 часам! – Цыганка подмигнула ему, когда тот уже направился к двери.
Этот блеск в её глазах обещал много захватывающего в надвигающийся вечер…

***

— К 12 часам? – уточнила Бланш. – Весьма любопытно. А нам не так долго ждать двенадцати после заката солнца.
— Как иначе – время мистики, — вставила Люсьёль как всегда без интонации.
Белая Судья недоверчиво закачала головой.
— Не похоже, что ты заинтересована. Ах, да, конечно, ты же сама мистическое существо, — Бланш устроилась на краю кресла.
— Я и не совсем человек, взгляни на меня, — Люсьёль засветилась всеми цветами радуги.
Люсьёль уже давно за её спиной называли «рептилией» за расцветку (всё началось с Лябуля – он первым дал ей это прозвище). Она и по характеру отчасти напоминала рептилию – скрытная, кажущаяся безразличной ко всему, что происходит вокруг неё, но в то же время словно компьютер в Интерактивной келье запоминает то происходящее вокруг неё до малейших деталей, и может изгибать своё тело как настоящая гимнастка.
Бланш с самого приезда в форт тоже вела себя несколько скрытно, строго относилась к правилам в форте и Суду игроков, но в последнее время она стала оттаивать, и теперь она активна среди новых друзей в Байяре.
Бланш снова откинулась в кресле, отставив чашку на подоконник к чашке Паспарту.
— Так что же дальше было?
— Ах, да! Так вот, — продолжил Паспарту. – Вам известно, что спиритический сеанс проводят именно в полночь, и именно поэтому Цыганка назвала это время. Я и Пастам пришли первыми…

***

Вокруг столика с магической тарелкой в центре уже расположились стулья в одном стиле со столиком. Цыганка грациозно пригласила Пасов за стол. Пастам не сильно верил в эту затею и скептически заявил, что «не думает, что из этого путное дело получится», на что Цыганка ответила: « В таком случае, поверь. Здесь без веры никак».
Хлопок позади Цыганки – и перед дверью выросла фигура Лябуля, укутанного в плащ, на котором блекло сверкали капли воды. «Дождь пошёл» — сухо сообщил Лябуль.
— О, то-то я вдалеке гром слышала.
Не успела Цыганка договорить, как все предметы в келье задрожали от грома молнии, заставившего и Пасов невольно вздрогнуть. Лябуль свернул плащ и с разрешением Цыганки положил его на стойку для бонусного испытания, успев отметить, что гроза «подходящая погодка для Хэллоуина».
Вновь хлопок дверью, на сей раз, гораздо громче, и в келью ветром ворвался с гитарой Пират Жаба. Захлопнув дверь ногой, он стал драть горло и струны и на неизвестном присутствующим языке запел песню, явно взятую из сферы тяжёлого рока. Жаба за свои прошлые путешествия понабрался разных иностранных песен, и он пел то на немецком, то на испанском, а то на ещё каких-то языках. Под конец куплета он так заголосил, что он сам себя прервал, обнаружив, что его друзья заткнули уши пальцами.
— Э-э, переборщил с высотой тона?
— Серьёзно переборщил, — сделав паузу, сказал Пастам. Лябуль недовольно покачал головой, на что Жаба спародировал его гримасу и показал ему язык.
— А ты на каком языке пел? – спросила Цыганка.
— На русском!
— Лучше бы ты втихую сюда пришёл, мало ли, вдруг ты привлёк внимание Патриса, будь он рядом..? «И лучше старых французских песен всё равно ничего нет»
— Ой, ну ладно тебе возмущаться, Лябуль!
— А о чём песня?
— Понимаешь, моя Цыганочка, песню не расскажешь, как сюжет книги, её петь надо. В целом, о свободе, что… э-э… «лучше убей меня, чем ограничивать меня».
— Вот уж про тебя песня! – расхохотался ни с того, ни с сего Лябуль. Жаба гордо вздёрнул нос и произнёс:
— Да, я свободолюбивый, и я горжусь этим! – и ударил разом по струнам гитары.
— Хорошо, Жаба, клади гитару и садись, — мягко сказала инициатор вечера, пока Пасы и Лябуль пытались подавить в себе смех. – Дождёмся Ариадну и начнём…

***

Наступила полночь. Все в сборе. Цыганка для начала рассказала правила сеанса – через каждые три вопроса спрашивать духа, желает ли он беседовать дальше, и при отрицательном ответе отпустить его в параллельный мир, но стоит при разговоре быть осторожными – вместо духа может придти бес, а то и демон, и это не шутки!
Патрис и остальные, не вовлечённые в процесс, ничего не заподозрили, а потому собравшиеся на сеанс спокойно приступили к таинству.
— Итак, начнём, — сказала Цыганка в тот момент, когда очередной раз ударила молния вдалеке. – Кого бы вы хотели вызвать? То есть, чей дух?
— Я знаю, чей! – воскликнул Жаба, подскочив на стуле. – Давайте вызовем моего прадеда! Он был крутой чувак по рассказам моих родителей.
— Такой же, как ты? – намекал Паспарту.
— Какой?
— Безбашенный.
— У нас все в семье такие!
Данной фразой пират заслужил тихие смешки от друзей по предприятию. «Наведёт он здесь беспорядок, как его правнук!» — подумал Лябуль с усмешкой. Жаба попытался оправдаться («А что, я врать вам стану?..»), как его поток речи оборвала Ариадна:
— А я предлагаю вызвать кого-нибудь из бывших здесь узников. Байяр был тюрьмой раньше, пока здесь не поселились мы. Что скажете?
— О, вещь! – одобрил Жаба, снова подпрыгнув на стуле.
— Да тихо ты, будь серьёзней, — зашипел на него Лябуль и в голос добавил. – Но как мы вызовем дух, если не знаем его имени?
— Думаю, он нас сам найдёт! – выпалил пират, скрестив с гордыней руки.
Дверь распахнулась настежь сама собой. В келью хлынул поток холодного воздуха, погасивший часть свечей в помещении. Немой ужас вселился в тех, кто решился на спиритический сеанс. Отойдя от оцепенения, Цыганка положила пальцы на перевёрнутую тарелку с цифрами и буквами, властным тоном задала вопрос, устремив взгляд куда-то в потолок:
— Дух бывшего узника форта Байяр, ты ли это?
Пауза. Тишина.
Тарелка резко повернулась вокруг оси так, что стрелка, нарисованная на столе, указывала на особый сектор тарелки, где было написано слово «OUI».
— Это он? – прошептала Ариадна.
— Да ладно! – вскрикнул Пират Жаба, за что Паспарту, сосед по краю стола, одёрнул его за руку и прошипел «Тс-с!..», прислонив указательный палец к губам.
— Как твоё имя, дух? – задала новый вопрос Цыганка.
Огоньки пламеней свечей замерцали. Тарелка быстро закружилась, и Цыганка, как и приглашённые на сеанс, еле успевали улавливать те буквы, которые оказывались во время коротких пауз перед стрелочкой. Оказалось, духа зовут Винсентом. От ответа на вопрос об его фамилии дух отказался.
Раздался гром молнии. Если раньше раскаты грома звучали ещё далеко, то на сей раз…
— Так, — Цыганка глубоко вздохнула. – Готов ли ты говорить с нами?
Тарелка развернулась. «OUI» был ответ. Паспарту любопытства ради спросил призрака, в какой келье он сидел. Три разворота тарелки – и ответ… 206-ая? Она как раз недалеко от кельи Цыганки.
Жаба уже потерял ту беспечность, что была при нём в начале сеанса. Ариадна тихо спросила духа:
— А можешь ли ты рассказать нам о себе?
Тарелка замаялась на месте – призрак думал, что ответить. В конце концов, тарелка остановилась на слове «NON». Ариадна развела руками.
— Он, видимо, один из узников, когда Байяр был пересыльной тюрьмой, — предположил Пастам.
— Давайте уточним, — и не успела Цыганка договорить, тарелка скрипнула и показала ответ «OUI».
Предметы в келье тихо завибрировали от грохота с небес. Гроза не собиралась уходить. Присутствующие на сеансе всё сильнее ощущали груз негативных мыслей внутри. Цыганка, вытерев лоб, покрывшийся от волнения потом, отдёрнула взгляд от тарелки…
— Думаю, надо заканчивать.
— Нет, ты что? Мы только начали! – взорвался Пират Жаба.
— Духи не любят, когда их подолгу беспокоят. Нужно следовать правилам.
— Ха! А когда я следовал правилам?
Пират покрыл тарелку ладонью. Его упорно отговаривали убрать руку с тарелки, а тот упорно отказывался и разом кончил страдания:
— Эй, Винсент, а ты можешь показаться?
Пастам с досадой отвернулся. Ударил гром.
А тем временем в коридоре снаружи возникла чья-то тень. Дверь открыта, и Цыганка заметила её. Тень метнулась в сторону и исчезла со скрипом керосиновой лампы, и ясно были слышны удаляющиеся шаги.
— Нас заметили.
— Неужели Патрис? Вот дьявол!..
— Тихо! – воскликнул Лябуль, когда тарелка шевельнулась.
— «NON». Не хочет показываться.
— Стойте!
Тарелка шевельнулась вновь и остановилась на букве «A». И тишина…
— И… и что?
— Подожди, Паспарту, — прошептала Цыганка, и молния одновременно с небесной сестрой ударила в её голове. – Подождите! Может, это как раз и означает… Attendez!
— Ну, ждём.
Дух молчал. Прошла минута.
За спиной Паспарту, где находилась стойка для бонусов, что-то упало со звоном. Это был один из мешочков с бонусными байярами. Тарелка повернулась на 180°, где было написано «OUI». «Оля-ля…»— протянула Ариадна, а Жаба хитро, невозмутимо и с воодушевлением улыбался: «Сейчас появится».
Сокол Цыганки в клетке в дальнем углу кельи завопил во всё горло, будто испугался чего-то. На него обратили внимание. Сокол кричал не просто так: перед клеткой стал образовываться синеватый туман, который постепенно обретал человеческие черты, черты мужчины с сухощавым лицом, на которое жутко смотреть слишком долго.
– Это не к добру, Жаба, — занервничал Паспарту.
– Вероятно, он вовсе демон… — занервничала и Цыганка.
– Пока не похоже, — отмахнулся пират.
Призрак содрогнулся и кометой пролетел мимо Жаба, сорвав с него шляпу и выкинув её за порог, затем он промчался вдоль периметра кельи, погасив все свечи потоком проносившегося воздуха, и теперь свет исходил лишь от призрака и от керосиновой лампы, которую Пасы принесли с собой и поставили между их сидениями.
«Он сейчас здесь такое устроит!» — думал Паспарту, и опасался он не зря. Дух пронёсся над головами призвавших его (от страха Жаба даже рухнул со стула) и остановился возле клетки с соколом, там, где он и появился.
— Цыганка, — сохраняя абсолютное спокойствие, заговорила Ариадна, — ты можешь его отправить обратно? А то… он точно из твоей кельи сделает Колизей.
— Боюсь, что теперь – нет, — подняв голову из-под столика, ответила Цыганка. – Вот так духи выражают недовольство, убедился, Жаба?
Дух узника Байяра (или же тот, кто явился за него) через какое-то мгновение уже стоял над лежащим на полу пиратом. Жаба застонал, откинул ногой стул, с которого упал, и потихоньку отполз чуточку назад.
— Э-э, осознаю, осознаю, осознаю свою вину… Ну, честно! Ну не смотри на меня так!
Пират отползал от призрака, а призрак наступал на него. Вскоре это нытьё ему надоело, и призрак невидимой силой схватил Жаба за плечи, поднял высоко над полом и затряс со всей этой силой.
Цыганка вскочила со стула.
— Не надо! Оставь его! – её руки вцепились в шиворот Жаба и натянули его на себя. Жаба вопил и брыкался, пытаясь самостоятельно освободиться. Цыганка что есть мочи потянула никудышного друга к груди, и оба повалились на пол.
Призрак разозлился ещё больше, вновь закружил по келье, сбрасывая предметы по дороге оттуда, где они стояли или лежали бы спокойно сами по себе.
Пастам спрятался за стойку. Ариадна бросилась к нему и как заботливая мать ребёнка прикрыла его телом от летящих в разные стороны свечей, подсвечников, тарелок и других «снарядов». Лябуль безуспешно пытался схватить разбушевавшегося духа. Паспарту прорвался к двери и закричал: «Я за Фокусником! Вдруг он поможет!»
— Нет! – воскликнула Ариадна за стойкой. – Однозначно за Старцем Фура!
Паспарту исчез за порогом, когда в него мог влететь очередной летающий подсвечник. Однако Хранитель Ключей далеко не убежал: в коридоре он, бежав сломя голову, уткнулся в чей-то живот. Паспарту поднял голову. Слабые очертания головы с волосами до плеч дали понять, что перед ним Сандрин.
— Паспарту? Оставайся здесь! – голос дрожащий и тревожный. – Мы всё уладим.
«Мы?» — успело мелькнуть в голове Паспарту, как Сандрин уже вбежала в келью Цыганки, а за ней проскользнула ещё чья-то фигура в балахонах. Это был Старец Фура…

***

— Старец Фура?! – Бланш ахнула. – Как?.. Он узнал?..
— Той тенью за дверью, что проследила за нашим процессом ещё до катастрофы, была Сандрин. Она позже сказала, что проходила мимо и решила тихо заглянуть, а, заметив, что в келье не просто дружеские посиделки, она не рискнула войти и простояла возле некоторое время. И, когда дело пошло плохо благодаря Жаба, она решила на всякий случай позвать Старца Фура. Он-то точно поймёт, что делать.
— А дальше как? – спросила Бланш, качаясь в кресле, после того, как Люсьёль свистнула от удивления.
— Да, — протянул Паспарту, — только не сразу. Далеко не сразу. Сначала его пришлось электрическими шарами забросать, прежде чем он успокоился, а затем его по-хорошему попросили уйти. Призрак осознал силу Старца Фура. Так что мы ещё легко отделались.
Паспарту горько усмехнулся, и перед его глазами вновь всплывали картины прошлых лет: Ариадна и Пастам, затаившиеся за «бонусной» стойкой, Цыганка и Жаба, прижавшиеся вместе к стене, держа друг друга за руки, Старец Фура, поражающий огромными синими шарами, возникающими прямо из его ладоней, разбушевавшейся сущности…
— Да, Хэллоуин удался! Но после нам и от Старца Фура, и от Патриса досталось. «Одно дело – келья, а если бы он весь форт разгромил?» — кричал на нас Патрис. А уже днём, пока Жаба отсыпался после пережитой ночи, Патрис в наказание задвинул засов его двери и… Ха-ха! Вы бы слышали его крики! Цыганку он не сильно наказал – всё-таки она знала, на что шла, и она лучше знает толк в спиритизме, чем Жаба. Всего лишь отобрал этот столик для переговоров и строго-настрого запретил ей заниматься вызовами духов внутри форта. Она не сильно обиделась, – далее Паспарту ловко соскочил с подоконника. – С потусторонним миром игры опасны. Нам так Старец Фура сказал, а он не станет говорить глупости… Ой! – что-то вспомнил Паспарту и бегло затараторил. – Я обещал заглянуть к Старцу Фура. Я вас оставлю.
Бланш вскочила с кресла и успела дотронуться до плеча Паспарту до того, как он рванул с места.
— Постой! А этот столик всё ещё цел? – спросила она, на что Паспарту ответил утвердительно. – А где бы на него поглядеть? Если можно, конечно.
Паспарту подозрительно прищурился, но сказал, что можно. По его словам, его часто приспосабливали как самый обычный столик, без тарелки, но чаще этот столик находил своё место в подвале среди других мало нужных вещей.
— А вот тарелка пропала, к сожалению. Хотя, почему? Скорее, к счастью! А сейчас он, насколько я помню, в келье Оливье. Ну, я пошёл!
— Спасибо за историю! – крикнула убегающему Паспарту вслед Бланш.
Паспарту, не оборачиваясь, отозвался: «Да не за что!» и скрылся за дверью.

Часть 2.
Прошёл час. Бланш было необходимо привести в порядок Зал Суда, где она и вне игр проводила много времени, поэтому ей и Люсьёль пришлось повременить с экскурсией в келью Хозяина Форта. Люсьёль еле вытерпела этот час без дела в Интерактивной келье и в нетерпении помчалась к Залу Суда. В «прихожей» она остановилась подле выдвигающейся двери-купе. Из Зала Суда шёл тихий шелест плаща Судьи Бланш. Люсьёль щёлкнула пальцами по одной из трубок, откуда выскакивают недостающие для игроков ключи, и постучала по двери. Когда Люсьёль назвала себя, спустя некоторое время, пока Бланш собиралась выйти, дверь с характерным звуком выдвинулась наружу, а внутри этой двери-купе, завернувшись в плащ чёрного цвета (Люсьёль впала в полное недоумение) стояла Бланш в чёрном капюшоне и чёрной маске на оба глаза. «Э-э?» — Люсьёль откровенно выразила своё удивление. Бланш раскрылась. Люсьёль жадно разглядывала её костюм. Фасон тот же, что и у её белого повседневного костюма, только цвет чёрный. И перчатки, и сапоги почти те же, только чёрные.
— Круто! Теперь ты не Белая, а Чёрная Судья. А тебе идёт.
Бланш усмехнулась редкой галантности Люсьёль:
— Спасибо. Старец Фура дал для вечеринки этот костюм.
Люсьёль снова напомнила Бланш, что они собирались к Оливье, и попросила пройти её с ней.
— Нет, что ты? Тогда он увидит мой костюм, я нарушу наказ Старца Фура…
— Мы уговорим его не выдавать тебя. Тебе долго переодеваться?
Бланш задумалась. Скрестив руки а-ля Хозяин Форта, «Чёрная» Судья нагнулась над Люсьёль и тем властным голосом, с каким она беседует с игроками, произнесла:
— Я оправдываю тебя за твоё нетерпение. Ты меня убедила. Пошли!

***

— Без проблем, предоставлю, — сказал Оливье, когда у дверей своей кельи его застали Бланш и Люсьёль с вопросом о «предоставлении столика для осмотра». – Красивый наряд, Бланш! – заметил также Хозяин Форта, пройдя рукой по шлейфу плаща Белой Судьи. – Сегодня ночью проявится тёмная сторона нашей светлой Бланш!
— Посмотрим, посмотрим, — улыбнулась Бланш. Какой девушке не приятны комплименты?
Оливье открыл дверь и пропустил вперёд дам. Итак, вот келья. Комод, кровать, окно, чей-то мраморный бюст… Ой, нет-нет, не время смотреть по сторонам! Бланш и Люсьёль не раз уже бывали здесь, но никогда внимательно не разглядывали вот этот деревянный круглый столик у окна, с вырезанной ножкой, нарисованной стрелкой на поверхности и небольшим отверстием в центре, видимо, для колышка, чтобы уже после расположить на нём магическую тарелку. Хотя… в прошлый раз его здесь и не было… Ведь так?
— Этот стол у меня недавно, — сообщил он, захлопнув за собой дверь. – Кто вам рассказал о нём? Паспарту? Я так и думал, ага… Только не долго его разглядывайте, а то я вас здесь одних запру, а сам уйду!
Бланш и Люсьёль не стали терять времени даром. Они вместе оглядели тот самый предмет, ради которого они и пришли. Столик местами был покрыт длинными и глубокими трещинами. Бланш провела пальцем по одной из трещин снизу вверх, её палец уткнулся в оборотную сторону столешницы. А уже под столешницей Бланш ощутила некий бугорок… Да, это что-то инородное…
— Если нажмёшь, разгадаешь ещё одну тайну форта Байяр, но я бы не советовал.
Бланш вопросительно уставилась на Хозяина Форта. Пальцем она расшевелила этот бугорок. Кнопка!
— Впрочем, она всё равно была бы раскрыта рано или поздно… Нет-нет, подожди! – внезапный возглас Оливье заставил Бланш вздрогнуть и отдёрнуть руку от края столешницы.
Оливье сел на корточки перед столиком и дал команду успокоившейся Бланш: «Нажимай».
Клак! Механизм внутри столика заработал, затрещал. За секунду всё прекратилось – у самых ног Оливье прямо из толстой ножки стола выдвинулся ящичек, явно содержащий что-то в себе.
Хозяин Форта выдвинул его целиком. На дне ящика лежали длинный деревянный цилиндрик и белая фаянсовая тарелка.
— Знаете, что это? – спросил Оливье, представив тарелку перед взорами Бланш и Люсьёль её обратной стороной. Вдоль краёв тарелки располагались буквы, цифры, слова «OUI» и «NON».
— Неужели та самая? – не поверила Бланш. В ответ Оливье кивнул головой. – Кто об этом знает?
— Полагаю, что только я… но не факт, естественно. 13 лет прошло – и чтобы никто не узнал? Но все молчат, и, в целом, правильно делают. Ты должна понимать, что держишь в руках опасную вещь, Бланш, — отметил Оливье, когда тарелку в руках уже рассматривала Белая Судья. — А вот то, что Старец Фура может знать, несомненно. Он ведь всё знает…

***

Цыганка под надзором Старца Фура, пришедшего предупредить, что к ней вот-вот нагрянет Патрис для разговора, убирала тарелку, связующее звено с потусторонним миром, в тайный ящик спиритического стола. Келью предстояло долго приводить в порядок после сумасшествия духа, даже пришлось позвать на помощь Фокусника, с которым данное дело длилась бы в два-три раза быстрее. Её левая рука, раненная во время переполоха, была перевязана полосой белой ткани. Насчёт уборки и своей руки Цыганка не печалилась – её беспокоило другое:
— Я прекрасно понимаю, что я виновата, — объясняла она Хранителю Форта. – Я, никто другой, пусть и Жаба внёс свою лепту в происходящее.
— Проблема не в тебе и не в Жаба, моя милая Цыганка, — сказал Старец Фура. – Тем не менее, вы и перешли одну важную грань Хэллоуина.
— Какую?
— Не вызывать духов в ночь на Хэллоуин. Странно, что ты не знала, хе-хе. В ночь на Хэллоуин все врата в иные миры открываются независимо от чьего-либо желания. Поэтому к вам и пришли, но вы никого не вызывали.
Цыганка осознала всё сказанное старцем. Она как потомственная гадалка не могла не знать эту истину, и мудрый Старец Фура быстро её раскусил. Задвинув плотно ящик, Цыганка, положа руку на поверхность столика, поклялась на нём как на Библии перед Фура:
— Клянусь, пока я здесь, все врата будут закрыты, — тут Цыганка глубоко задумалась, поникнув головой. – Но, на всякий случай, пусть тарелка остаётся здесь, — она хлопнула по столу. – Пусть об этом будем знать лишь мы, Старец Фура. Так будет безопаснее для всех.
Старец Фура поразмыслил немного над её предложением, проанализировал все возможные варианты грядущих событий в своем неподражаемом уме.
— Будь по-твоему, я доверяю тебе….
И Старец Фура хранил молчание, как и пообещал рыжей красавице, и потому мало кто догадывался, что магическая тарелка всё ещё цела.
…До этой ночи Хэллоуина.

***

Обитатели «каменного корабля» разошлись по кельям для преображения к «Вечеринке ужасов». Бланш заперлась в Зале Суда, чтобы её никто не заметил в чёрном костюме, и чтобы как следует всё произошедшее сегодня.
Её беспокоил спиритический стол… И её беспокоила Люсьёль. Став новым носителем тайны, она могла натворить всё, что угодно, а от неё, как от пресмыкающегося, владеющего искусством камуфляжа, невозможно ожидать чего-то определённого. А если она захочет ещё кому-то рассказать? В голове Судьи Бланш вновь эхом проносились обрывки того разговора в келье Оливье. Они никак не давали ей покоя… Люсьёль честно заявила, что хотела бы устроить новый спиритический сеанс, Бланш и Оливье еле отговорили её от этого. А если она не передумала?
Внезапно Бланш осенило. Когда, как не сегодня ночью устроить этот сеанс? Люсьёль никому не признается, если она задумала нечто необычное, не повседневное.
Внизу ударили в колокол. Пора начинать праздник.

***

Жители Байяра собрались у подножия башни, где ещё не так давно задавал для игроков хитроумные вопросы Старец Фура, ныне живущий в 201-ой келье. На небе, словно кусок сыра, висела луна.
Смысл этого собрания? Похвастаться костюмами, которые создал Фура, попугать друг друга, порассказывать истории из ушедших лет или байки, легко придумываемые на ходу. Паспарту принёс гитару и спел весёлую песенку про монстров, а Пасмюрай и Леди Бу весело приплясывали вокруг него. А непосредственно после при свете костра, как много лет назад, обитатели сочиняли страшилки. Как оказалось, Паспарту и Пасмюрай в одинаковых костюмах цвета позитива с улыбкой «фонаря Джека» на спине – прекрасные фантазёры. Фокусник периодически изображал истошный крик, подобный тому крику, что издаёт игрок со слабыми нервами, застрявший в подвале со змеями. И все невольно подпрыгивали на месте – насколько крик истошный. Хозяина Форта иногда по-дружески просили: «Оливье, покажи зубы», на что Оливье оскаливал вампирские белоснежные клыки, немного даже превышавшие нужную длину.
Лишь на этом «празднике» Бланш почувствовала себя счастливой без ненужных негативных мыслей. Она пришла сюда не в лучшем настроении, которое тут же заметили, и её шутливо назвали «чёрной монахиней».
Пасмюрай снова поведал друзьям историю со спиритическим столиком. «…Цыганка же объяснила, что спиритический сеанс проводится лишь в присутствии как минимум двоих человек…» — сквозь туман вновь нагрянувших мыслей Бланш пронеслась фраза Паспарту.
Бланш воспрянула. В одиночку Люсьёль не сможет провести задуманное. Но что, если она уже рассказала о своём плане? Пожалуй, она могла довериться только ей и Леди Бу как самым близким подругам в форте. Она сама сразу отпадает, значит…
Через кое-какое время обитатели решили расходиться. По мановению руки Старца Фура костёр превратился в огненного дракона, взмывшего в небо и разлетевшегося на части салютом. Бланш на мгновение отвлеклась, общаясь с Оливье, который не собирался покидать террасу, и лишь после заметила – Люсьёль и Леди Бу исчезли первыми.
— Бланш?
Бланш засуетилась. Она решила довериться Хозяину Форта. Оливье быстро изменился в лице, узнав о её подозрениях.
— Серьёзно?
— Лишь подозрения, но…
— Давай проверим.

***

Без двадцати час ночи. Мерцали факелы по форту, отсвет которых помогал разглядеть бегущие по форту высокую мужскую фигуру в кожаной бурой куртке и женскую фигуру в шелестящем плаще, таком же тёмном, как сама фигура. Мужчина в куртке бежал гораздо быстрее, и потому он останавливался, решив дождаться партнёршу.
— Ф-ф, постой, я так не могу, ф-ф…
Вставные клыки заставляли шепелявить. Оливье выплюнул клыки на ладонь и повторил фразу:
— Спокойнее, тебе ещё рано умирать. Отдышись, я разрешаю.
Бланш, тяжело дыша, замедлила шаг. Она мотнула головой.
— Нет, ф-ф, лучше не останавливаться…
— Как хочешь. Да, похоже, — продолжил Оливье, продолжив и движение, — что они действительно устроят собственный сеанс.
Ведь спиритический столик исчез из кельи Хозяина Форта.
Оливье встал возле одной из клепсидр и, обернувшись к Бланш, постарался улыбнуться краешком губ, как его внимание привлекла келья испытания «Tord-boyaux», которой и принадлежала та клепсидра. Оттуда доносился непонятный шум. Оливье показал Бланш указательный палец, чтобы она остановилась и тоже прислушалась. Звуки не утихали. А ведь никого там не должно быть.
— 206-ая келья, — прошептал Оливье.
— Точно, — громким шёпотом ответила Бланш. Она поняла намёк.
Оливье резко дёрнул дверь на себя.
В углу слева в полной темноте возились с небольшим спиритическим столиком две подруги-заговорщицы. Люсьёль даже перестала сиять ради этой затеи.
— Ну?
— А?! – Люсьёль заморгала красными огоньками тревоги.
В светлой Бланш проявилась её тёмная сторона, как предсказал Оливье. Она мгновенно выросла перед Люсьёль как из-под земли. Щёки пылали, в глазах родилась злость, и в чёрном наряде она казалась самой Смертью. Она вылила всё негодование и весь гнев на подругу, нервно мигающую фиолетовыми цветами. Теперь перед Люсьёль и Леди Бу не их знакомая Бланш, а Белая Судья, жёсткая, но справедливая.
— …И неужели ты, Люсьёль, «не совсем человек», как ты и сама себя назвала, не видишь, чем может кончиться твой сеанс?
Люсьёль оживилась.
— Именно потому, что я «не совсем человек», я и хочу провести его, — выпалила она, установив предварительно магическую тарелку в центр спиритического столика на цилиндрик. – И у меня получится, получится без последствий. Меня трудно будет взять за живое.
В ней действительно было мало «живого» с точки зрения человеческих чувств. Эгоизм – вот её основное состояние.
— Люсьёль, это глупо. Глупо не предполагать иных вариантов.
Люсьёль покрылась негативом.
— Так, ладно, девочки, не будем ссориться, — попытался уладить ситуацию Оливье.
— Нет, честно, не будем же мы доводить этого призрака до белого каления, — Леди Бу ещё не осознавала, насколько всё серьёзно.
Столик неожиданно скрипнул – никто его не задевал. В центре завертелась тарелка, поставленная Люсьёль, и остановилась там, где стрелка указывала на «OUI». Все застыли в недоумении.
— Только не говорите мне, что он уже явился.
— Я ещё ничего не сделала! – затараторила Люсьёль, запинаясь на каждом слове. Тарелка завибрировала на «OUI», будто подтверждая её слова.
Предвещалось появление некоего призрака, никак иначе, но вряд ли Винсента. И всё равно страшно! В келье почти ничего важного не было (одно оборудование для съёмок), так что летать здесь, как во время сеанса Цыганки, нечему. И вращающийся туннель для игроков надёжно закреплён. А прямоугольные пластинки для испытания спрятаны в другом месте. Лишь это немного успокаивало.
Подозрительная тишина. Люсьёль, тряся оранжевой хэллоуинской шевелюрой, вертела головой и в итоге уставилась в одну точку. Леди Бу тронула её за плечо.
— Люсьёль? Что с тобой?
— Посмотрите! – в её голосе, наконец-то, прорезалась та редкая человечность, пусть даже в виде страха.
— Где? – Леди Бу оглядела всю келью.
— Ну вот же! – Люсьёль указала туда, куда смотрела. А смотрела она куда-то в противоположный угол. Но там никого.
— Ну, вот же он, вот же! – резко запаниковала Люсьёль оттого, что она единственная из присутствующих, кто действительно видит призрака.
— Я ничего не вижу, — сказал Оливье, решив, что она придумывает. — Может…
— А-а-а! – Люсьёль спряталась под спиритическим столиком и обняла его ножку. Призрак теперь стоял практически напротив. Она отчетливо видела слабые очертания лица и глаз, вглядывающихся в неё.
— Да что случилось?! – Оливье всё не мог понять, что с ней происходит. Он затормошил её за плечи, а Люсьёль продолжала дрожать, пищать как робот и лепетать: «Неужели вы его не видите? Я ведь вижу, вот он, смотрит сейчас на меня».
Пора заканчивать это представление! Бланш попросила друзей отойти от неё и сама вышла вперёд. В ладонях Судьи появились волшебные белые искры.
— Бланш, что ты делаешь! Постой!
Бланш подняла руку, светящуюся белым, даже ослепительным светом. Вспышка. Странный звук, похожий на крик… Сейчас призрак виден всем – это не видения одной лишь Люсьёль. Люсьёль снова издала некий электронный звук и прошмыгнула между Хозяином Форта и Бланш в выключенный туннель испытания, вся зажавшись там внутри.
— Да ладно, он настоящий! — воскликнула до сих пор не верившая в рассказ Паспарту Леди Бу.
Привидение собственной персоной стояло напротив Бланш с поднятой над ним сияющей рукой. Бланш оправилась от первого эффекта, собралась с духом. Властным голосом Белая Судья попросила его уйти, откуда пришёл.
Призрак через плечо бросил взгляд на испуганную Люсьёль, у которой теперь горели лишь волосы, ставшие вновь зелёными. Призрак отрицательно замотал головой. «Почему?» — почти мягко спросила Бланш с хитрой улыбкой. Дух во второй раз бросил взгляд на Люсьёль. Видимо, он захотел потрепать ей нервы за её беспечность по отношению к спиритическим сеансам, никак иначе. Привыкшая к активным действиям Леди Бу потеряла терпение («Чего она треплется с ним?» — подумала она) и выступила из тени:
— Бланш, — её мощная рука схватила светящуюся руку Бланш, — хватит с ним разбираться...
— Погоди, будь повежливей хотя бы с умершими, — Бланш отдёрнула руку. — Ты слышала, что говорил Паспарту?
Тут и дух потерял терпение. Быстро осознав, что Леди Бу понимает лишь силу, он отбросил невидимой силой женщину-борца к стене, к которому был приставлен спиритический столик, будто ударной волной. Леди Бу, потирая затылок, которым ударилась о стену, поднялась с помощью Оливье и оскалила зубы на обидчика, готового в любой момент взорваться по-новому.
— Нет, всем стоять на месте! — закричала Бланш, когда Оливье и Люсьёль, неожиданно осмелевшая и вылезшая из туннеля, одновременно решили заступиться за подругу. — Стой, не надо! Люсьёль, стоять, лучше думала бы раньше! — Бланш постепенно теряла свою строгость и самообладание и раскрывала ранее таившуюся внутри панику. — А Вы... (повернулась к призраку) Уйдите, простите её, но ничего не делайте, прошу.
Призрак опять замотал головой. Выпрямив руку в сторону спиритического столика, он при помощи тарелки «застрочил» то, что хотел сказать.
— «Не уйду без мести», — процитировал Оливье. — За что?
— Только не за прошлый сеанс, — пролепетала Бланш, но к её удивлению призрак никак не отрицал это. — Нет, это же?..
Призрак слабо кивнул. Бланш отступила ближе к стене и столику, отказываясь верить. Сзади скрипнула тарелка, нарисованная стрелка указывала на «OUI». Белая Судья обернулась к духу. Он преобразился: лицо больше стало напоминать нечто демоническое, сам фантом стал ярче. Бланш успела наколдовать в ладонях светлые магические шары прежде, чем призрак налетел на неё и сбил её с ног. Отлетев к противоположной стене кельи, дух застыл и приходил в себя, и Бланш воспользовалась моментом крикнуть стоящей в ужасе возле двери Люсьёль:
— Беги за Старцем Фура, быстро! Бу, за ней.
Люсьёль схватила за руку подбежавшую, прихрамывая, Леди Бу и вытащила её за дверь. Бланш вздохнула с облегчением — она понадеялась на их спасение, если ситуация дойдёт до критической точки. Призрак попытался проскользнуть за сбежавшими подругами, но был остановлен магией Бланш.
Пока призрак приходил в себя, Бланш оглянулась в сторону столика. Оливье исчез в туннеле. Призрак вот-вот бросился бы за ним, если бы снова не помешала ему Белая Судья.
И завязалась меж ними эпическая битва, где Бланш представилась возможность проявить магические возможности, редко проявляющиеся в Форте. Вспышки, электрические разряды переполняли келью. Призрак сопротивлялся. Он оказался равным соперником Бланш, и они могли бы ещё долго сражаться на равных, как вдруг...
Громкий звон тарелки ударил по ушам. Призрак в самом апогее энергии закорчился, побледнел, кометой пронзил собой все многочисленные решётки кельи и улетел в окно за горизонт. Бланш погасила магические огни в кулаках. Что случилось?
Осколки магической тарелки полетели в распахнутое окно ловким жестом Оливье.
Бланш пролезла через туннель на другой конец кельи к нему.
Он ничего не сказал Бланш, устало и удивлённо глядевшей с приоткрытым ртом на него. Он лишь слабо улыбнулся ей. Всё кончено, больше эта злополучная тарелка не принесёт бед. Он не мог не разбить её — ведь нужно было что-то делать, не стоять в стороне, прячась. Ещё бы и от стола, на всякий случай, избавиться, сказал Оливье при помощи одного взгляда, и Бланш поняла его без слов... и облегчённо улыбнулась.
К келье на шум постепенно сбегались обитатели форта. Тайное обязательно становится явным, не смотря ни на временные промежутки, ни на расстояния. Как и сейчас.

***

Оливье не был Патрисом, чтобы сильно ругать и строго наказывать, тем не менее на утро Люсьёль и Леди Бу с перевязанной головой ждал серьёзный разговор. Люсьёль молчала, только иногда уныло попискивала как Р2-Д2 из «Звёздных войн», признавая вину. Леди Бу повезло – её ругали не часто (да и за что? — она лишь посредник, и то не совсем соображающая, что делала), а вот Люсьёль получала кучу упрёков не только со стороны Оливье. Оказалось, с неё и этого достаточно: она целыми днями где-то пряталась и не общалась с прочими обитателями. Вскоре данное настроение среди обитателей постепенно спало, и Люсьёль успокоилась, и всё вокруг завертелось как обычно.
Впрочем, не совсем как обычно. К Судье Бланш стали относиться с большим почётом, чем раньше. Никто и не предполагал, что она владеет настолько мощной магией, только Старец Фура знал способности Бланш, ведь он и позвал Бланш в форт, зная её силу.
Также после ночи Хэллоуина оказалось, что в том оборудовании, злополучно оказавшемся в 206-ой келье, проявились неполадки, которые нужно срочно устранять, чем и занялись в результате Пасы. Старца Фура решили понапрасну не беспокоить, а потому за магической помощью обращались к Бланш. Вот и на той неделе Паспарту и Пасмюрай крутили гайки и паяли провода. Они и не собирались пока звать Белую Судью, как она сама явилась к ним на помощь в келью.
— Нужна помощь?
— Скорая магическая помощь? — весело подметил Паспарту. — Нет! Пока нет.
Бланш не обиделась. Могла бы, но нет.
На всякий непредвиденный случай она осталась с Пасами. Она замечала, что Пасмюрай иногда отрывал взгляд от железок и направлял его на неё, Белую Судью, и глядел он так же, как и в ту ночь, когда она прогнала не то призрака, не то беса из кельи — с любопытством, смешанным с неверием и в то же время с гордостью. Никогда прежде она не вызывала у него таких внутренних эмоций. Паспарту также не мог не обнаружить сложившейся ситуации, потому он вывел друга из временного оцепенения, толкнув его локтем.
— А! — очнулся Пасмюрай. — Бланш? Я не могу никак поверить, что тебе удалось... вот то самое... ты понимаешь.
— Спроси у Оливье: он свидетель, и он расскажет то же самое, раз ты мне не веришь, — ответила Бланш. — Хотя странно — не верить мне...
— Вы ещё не вынесли окончательный вердикт на Суде, — почти вежливым тоном сказал Паспарту, намекая на её истинную роль.
Бланш уловила его намёк:
— Приговор вынесен уже давно. Камера условно!.. Хм, ладно, мои друзья, не мучьте себя, я помогу.
Бланш жестами попросила отойти Пасов от огромной электронной машины и лишь после быстро взмахнула правой рукой в белой перчатке. Яркий свет залил келью, а белые искры полупрозрачным туманом обволокли оборудование и исчезли в нём, будто бы впитались в него. Приборы заработали. Пасы сразу убедились в этом и загордились белой волшебницей Байяра.
Если всё и везде на свете возможно бы изменить к лучшему при помощи магии…
А в память о призраке в 206-ой кельи спустя два года появилось новое испытание «Особняк». Возможно даже, что там до сих пор бушует то самое привидение, но этот факт не подтверждается.


Вернуться к началу
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему  Ответить на тему  [ 14 сообщений ] 

Часовой пояс: UTC+04:00


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Limited
Русская поддержка phpBB